В Аргентине не все радовались после избрания нового понтифика, завеса тайны окружает отношения Бергольо с военными во время президентства Виделы. Что это - безответственная клевета или документированные обвинения?

Для многих выбор имени Франциск — это уже указание на грядущее обновление церкви, в памяти других (немногочисленных?)  возникают воспоминания о древних и опасных отношениях между государством и церковью, об императорах и Папах, диктаторах и кардиналах. Может быть, это оттого, что в этих далеких землях, расположенных «почти на краю света» граница между законным и незаконным, коррупцией и моралью весьма расплывчата?

Избрание Хорхе Марио Бергольо устрашило многих, включая ватиканистов, которые не упоминали его среди папабилей. Многие вечером 13 марта в первый раз увидели лицо и услышали голос Святого Отца, который привлекает верующих своей простотой, неловкостью, предполагаемой добротой. Другие озабочены, потому что связывают кардинала Бергольо с аргентинской диктатурой конца семидесятых годов.

Но расскажем все по порядку. 23 мая 1976 года военные из школы военно-морской механики (ESMA), переодетые в солдатскую армейскую форму, организовали облаву в бедном квартале Белен в районе Бахо Флорес Буэнос-Айреса. Среди пленников оказались два иезуита Орландо Йорио и Франциско Халикс. В то время как на следующий день арестованных отпустили, двух иезуитов обвинили в подрывной деятельности, оставили в тюрьме, где пытали вплоть до вмешательства Ватикана 26 октября 1976 года.

Вмешательство Римской церкви произошло без просьбы провинциала аргентинских иезуитов Хорхе Бергольо? Не Бергольо ли передал двух священников в руки армии? Во время первой пресс-конференции пресс-секретарь Папы Франциска Федерико Ломбарди отклонил все обвинения в попустительстве понтифика аргентинской диктатуре. Кроме того, Ломбарди назвал некоторые международные газеты «левыми и антеклерикальными».

Между тем, сторонники правительства Киршнер предпочитают именовать его «Папа Франциск — аргентинец и перонист». Но как относятся к новому понтифику? Его сторонники считают, что он старался спасти  священников и мирян от пыток аргентинской диктатуры, хотя и не выступил с публичным осуждением преступлений. В конце концов, такое выступление стоило бы ему жизни. Заслуга Бергольо в том, что он остановил своих собратьев, требовавших перехода в активную оппозицию. Враги понтифика развернули настоящую клеветническую кампанию против него, назвав его заказчиком похищения двух иезуитов. На самом деле все было наоборот.  Провинциал аргентинских иезуитов Хорхе Бергольо лично отправился на прием к главе военной хунты Виделе с просьбой освободить Йорио и Халикса, для которых, согласно документам хунты, были запрошены паспорта.

После этих событий Бергольо стали ценить лидеры движения за права человека, как, например, Алисия де Оливейра. Он завоевал уважение ассоциации аргентинских матерей  «Матери площади Мая». Их дети исчезли в период военной диктатуры, и они очень сурово порицали католическую церковь за равнодушие. Бергольо ни разу не склонился перед военными или политическими диктаторами, которые один за другим приходили к власти в Аргентине, всегда старался защитить слабых и преследуемых. Он был в очень плохих отношениях с президентами Менемом и Дуальде, осторожно относился к Фернандо де ла Руа, испытывал непрязнь к Киршнер, которая платила ему той же монетой.

Сам президент Нестор Киршнер назвал кардинала Бергольо «духовным лидером политической оппозиции». Кардинал был в хороших отношениях с Луисом Д'Элия и с активистами движения аргентинских безработных пикетерос. Недавно в газете Clarín были опубликованы свидетельские показания Бергольо, сделанные  в архиепископском дворце  Буэнос-Айреса, восходящие к 8 ноября 2010 года, в связи с расследованием преступлений военных из казармы Esma. Архиепископ Бергольо рассказал о похищении двух священников-иезуитов. Он заявил, что встречался с Хорхе Виделой и главнокомандующим Военно-Морским флотом Аргентины Эмилио Массерой дважды, чтобы просить об освобождении священников, заключенных в тюрьму. Кроме того, Бергольо утверждал, что он по разным поводам встречался с Халиксом и Йорио. Общение с иезуитами, которые работали, помогая бедным, было обычной практикой.

Понтифик добавил, что в этот период иезуиты боялись за свою неприкосновенность. Так, в 1974 году был убит аргентинец Карлос Мухика, связанный с движением священников, работавших для стран третьего мира. В ноте от 19 августа 1977 года, отправленной Бергольо немецкому провинциалу Хуану Эгьи (Juan Hegyi) читаем: «У отца Халикса (а, может быть, и у отца Йорио) сложилось впечатление, что их обвиняют по нескольким пунктам (…)  Слухи о предполагаемых контактах некоторых отцов общины с экстремистскими группами мне кажутся ошибочными и несправедливыми (…) Обвинения против Халикса в проповедовании фальшивой доктрины мне кажутся необоснованными, его труды и курсы могут рассчитывать на церковное разрешение к печати (imprimatur и nihil obstat) и приносят пользу множеству людей». Аргентинский провинциал подчеркивал, что он глубоко сожалеет о том, что «добрый отец Халикс перенес множество страданий во время своего шестимесячного заключения, будучи невиновным», и понимает его горькие чувства, вызванные подозрениями в том, что он имел отношение к боевикам и проповедовал ложную доктрину».

Больше всех обвиняет Бергольо в преступлениях, совершенных в годы военной диктатуры, проправительственный журналист, писатель и аргентинский активист Горацио Вербицки (Horacio Verbitsky). Ему 77 лет, он был членом аргентинской левоперонистской городской партизанской  организации Монтонерос, которая вела борьбу против военной хунты в семидесятые годы. Однако, он стал знаменитым благодаря своим журналистским расследованиям. Вербицки утверждает, что восьмидесятипятилетний Халикс, живущий в монастыре в Германии, примирился не с Бергольо, а «с событиями, которые являются  свершившимся фактом».

Халикс не отрицает тех фактов, о которых он рассказал в своей книге «Упражнения в медитации» в 1994 году: «Многим людям, поддерживавшим политику крайне правых, не нравилось наше присутствие в бедных кварталах. То,что мы живем  среди бедного населения, они рассматривали как поддержку боевиков и объявили нас террористами. Мы знали, откуда дует  ветер, и кто несет ответственность за эту клевету». В другой части книги он добавляет: «Этот человек, пользуясь своим авторитетом, сделал так, что клевета казалась правдопобной. Он сказал офицерам, которые нас похитили, что мы работали среди террористов. Незадолго до этого я заявил ему, что он играет нашими жизнями».

В письме, отправленном в ноябре 1977 года помощнику генерала Общества Иисуса отцу Моура, Орландо Йорио рассказал ту же самую историю, но он прямо называет имя Хорхе Марио Бергольо. Он также упоминал о критике, которая раздавалась в его и Халикса адрес в Ордене иезуитов: «Они читают странные молитвы, сожительствуют с женщинами, они еретики и связаны с террористами». Первая статья Вербицки вышла в апреле 1999 года. В ней он пишет: «Есть мнения, что новый архиепископ Буэнос-Айреса является одним из самых щедрых и умных людей, которые когда-либо служили мессу в Аргентине, или преступником в духе Макиавелли, предавшим своих собратьев из-за ненасытной жажды власти. Может быть, объяснение надо искать в том факте, что Бергольо обладает двумя такими аспектами характера, которые плохо уживаются друг с другом. Он является большим консерватором в вопросах догмы и проявляет беспокойный интерес к социальным проблемам. В этом он напоминает Папу Кароля Войтылу, который дал ему сан кардинала и поставил во главе основной епархии страны».

То же мнение было выражено в четверг, 13 марта, когда после белого дыма из трубы Ватикана было названо имя нового Папы, избранного конклавом. По мнению Вербицки, Массера был напрямую связан с «Железной гвардией», правой перонистской группой, в которой Бергольо был активистом в юности. Его Массера назначил ответственным за контроль ситуации после государственного переворота с намерением привлечь к своей кампании за сохранение наследия перонизма.

Журналист утверждает, что во время своих расследований он случайно нашел в архиве Министерства иностранных дел Аргентины документы, представляющие «жгучий» интерес. Он сразу же попросил нотариуса заверить их местонахождение. Министр Карлос Дельепьане (Carlos Dellepiane) хранил их в сейфе, чтобы предотвратить кражу или уничтожение. В соответствии с этими документами, Халикс после выхода на свободу бежал в Германию. В 1979 году истек срок действия его заграничного паспорта, и Бергольо попросил канцелярию выдать новый, не требуя его возвращения на родину. Директор канцелярии Ансельмо Оркойен (Anselmo Orcoyen) посоветовал отклонить просьбу, «из-за прошлых проступков священника», о которых он узнал «от самого отца Бергольо, подписавшего ноту, со специальной рекомендацией дать объяснение причин подобной просьбы». Он говорил, что Халикс отличался непослушанием, оказывал разлагающее влияние в женских религиозных общинах и был пленником  ESMA вместе с Йорио из-за подозрительных контактов с партизанами.

Следовательно, по мнению Вербицки, Бергольо вел двойную игру. Весьма вероятно, что in medio stat virtus (добродетель находится посередине), а избрание Папой такого человека подвигло различные «группировки» на то, чтобы раздуть, возможно, действительно имевшие место факты.

Однако, сегодня следует подчеркнуть, что нет доказательств причастности Бергольо к преступлениям, совершенным аргентинской диктатурой. Кроме того, одно необоснованное утверждение циркулировало сразу после избрания нового понтифика. Ему поверили не только пользователи интернета, но и журналисты  уважаемых средств массовой информации. Речь идет о фотографии, на которой якобы аргентинский диктатор Хорхе Рафаэль Видела снят в компании с Хорхе Марио Бергольо. Результат? Кардинал, стоящий рядом с Виделой, — не Бергольо!

Во времена, когда Видела был аргентинским диктатором (1976-1981 годы), нынешнему Папе было чуть больше сорока лет. Достаточно было сделать подобный расчет, чтобы понять, что спутник Виделы не является Бергольо. Действительно, это бывший кардинал и архиепископ Пио Лаги, апостольский нунций в Аргентине с 1974 по 1980 годы, умерший в 2009 году в возрасте 86 лет. Прошло только шесть дней после избрания Бергольо Папой, как появились первые фотографии Франциска с его бывшим «недругом», аргентинским президентом Кристиной Киршнер.

Власть церкви! С другой стороны, никогда не было недостатка в изображениях кардинала Бергольо с одним из его самых больших ценителей, губернатором провинции Буэнос-Айреса Даниэлем Сциоли (Daniel Scioli). В своем недавнем интервью Radio Mitre губернатор утверждал, что новый  Папа — это «ослепительная» личность и что он восхищается его мудростью. Кроме того, несмотря на критику за многочисленные фото вместе с кардиналом Бергольо Даниэль Сциоли признал: «Кардинал всегда учил меня следовать формуле трех p: pazienza, perseveranza e prudenza (терпение, настойчивость, осторожность).

Исходя из того, что Папа Франциск является первым иезуитом, первым аргентинцем на Святом Престоле … вряд ли его репутации повредит четвертая буква «п»: перонист?







Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.