Договор между Белградом и Приштиной о зонах проживания на севере Косова,  где сербы составляют большинство, приоткрывает для обеих сторон дверь в Европейский Союз, но не решает коренной вопрос о международном признании Косова.

Европейский комиссар по вопросам расширения ЕС и европейской политики соседства Стефан Фуле ликует не без оснований.

Он первым объявил в Twitter о том, что Европейская комиссия наконец-то разрешила начать переговоры о присоединении Сербии к ЕС, а также переговоры с Косово по поводу соглашения об ассоциации и стабильности. Это решение, основанное на улучшившихся отношениях между двумя странами и ЕС, было принято в Брюсселе 22 апреля и представлено Совету ЕС Верховным представителем Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон.
 
Этот неожиданный поворот стал прямым результатом договора, подписанного Сербией и Косово 19 апреля. Он касается управления территориями в северном Косове, где сербы составляют большинство. Прежде они управлялись параллельными структурами, финансируемыми Белградом.

"Переговоры завершены. Текст договора подписали оба премьер-министра", - с триумфом заявила леди Эштон в конце десятого и последнего раунда переговоров между двумя странами, длившихся в течение шести месяцев, начиная с октября прошлого года. Это первый настоящий успех лидера европейской дипломатии.
 
Если члены парламентов двух стран ратифицируют договор, Северное Косово фактически перейдет под юрисдикцию Приштины. Этот эпохальный переворот сможет положить конец десятилетней политической напряженности, вновь обострившейся в июле 2011 года, когда правительство Косова при поддержке международных сил под руководством НАТО КFOR направило филоалбанские подразделения полиции контролировать границу с Сербией, положив начало эскалации поджогов и устройству баррикад, которые имели место еще несколько месяцев тому назад.

Трудно сказать, будет ли это "началом новой эры согласия и сотрудничества между государствами", как хотелось бы премьер-министру Косова Хашиму Тачи. В настоящей фазе трудно делать прогноз о будущем развитии отношений,  принимая во внимание тот факт, что по очень многим вопросам все еще нет полной ясности. Но, кажется, можно сказать наверняка, что договор между Сербией и Косово предполагает создание ассоциации муниципалитетов сербского большинства в городах Косовска-Митровица, Лепосавич, Звечан и Зубин-Поток. Они будут действовать в соответствии с юрисдикцией Косова при сохранении автономии в области экономики, образования, здравоохранения и городской планировки.

Это не будет двоевластием, но новые отношения между Косово и мятежными муниципалитетами, кажется, направлены к развитию автономного управления под контролем правительства Косова. Этот подход отражен в параграфах, посвященных полиции и судебной власти. Сербия заявила о своей готовности предоставить подразделения полицейских для работы в северных зонах и участвовать в формировании сербско-косовского командования в четырех сербских северных муниципалитетах.

Достигнутый компромисс касается также и судебной власти. Предполагается участие сербов в судебных структурах Косова и образование апелляционного суда с сербским большинством, который будет рассматривать преступления, совершенные сербскими гражданами Косова.

Однако, эти намерения довольно расплывчатые и могут остаться таковыми вплоть до двух ближайших мероприятий: ратификации достигнутого соглашения, назначенного на 26 апреля, и организации муниципальных выборов в конце года. Будем надеяться, что эти события окажутся решающими, так как пока каждая из сторон интерпретирует договор по-своему.

В то время как сербский вице-премьер Расим Льяич подтверждает, что "договор не предполагает признания Косова", албанская сторона празднует "признание Сербией государственного статуса Косова". Эти расхождения в интерпретации обостряются тем, что договор обходит молчанием такие важные вопросы, как права сербских граждан, проживающих в центральном и южном Косово, и право Приштины на признание со стороны международных организаций с Организацией Объединенных Наций во главе.

Хорошо то, что в европейском руководстве переговорами наметился прорыв по сравнению с зарегистрированным в последние месяцы замедлением процесса расширения. Это маленький шаг вперед, учитывая то, что только июньская европейская встреча прояснит положение с балканскими странами, но в то же время это ясный сигнал, что Европейский Союз поддерживает те страны, которые стремятся выполнить условия для принятия в ЕС.

В данный момент Брюссель старается вознаградить страны за достигнутые результаты. В документе о прогрессе ситуации в стране говорится: "Сербия смогла заметно улучшить свои отношения с Косово". Этой высокой оценке вторят торжественные слова Эштон, которая сказала, что два лидера проявили "решительность и смелость" во время переговоров, направленных "на искоренение прошлых разногласий и сближение с Европой".

Это законное проявление энтузиазма: если выигрывает Европа, вознаграждаются и дипломатические усилия двух стран, и появляется надежда на дальнейшее развитие в них демократии. Этот успех подчеркнул и председатель Европейской комиссии Баррозу, который отметил, что два лидера проявили "настойчивость, смелость и дальновидность".

Однако, не все то золото, что блестит. Приверженность европейской перспективе лидеров Сербии и Косово не соответствует внутренним диссидентским настроениям как в Приштине, так и в Белграде и в столице cеверного Косова Косовска-Митровица.

"Предательство! Мы никогда не откажемся от Косова!" - таковы лозунги, которые скандируют протестующие в Белграде националисты. В это время в Приштине член парламента и лидер движения "Самоопределение" Альбин Курти заявляет: "Косово превращается в Боснию, а Митровица напоминает столицу Республики Сербской Баня-Луку". Подобные сценарии разворачиваются в северных городах, где косовские сербы протестуют под лозунгами "Косово и Метохия принадлежат сербам!", требуя созыва референдума для рассмотрения договора, заключенного 19 апреля в Брюсселе.

Эти требования проливают свет на фундаментальную сущность: договор об управлении северными территориями не подразумевает немедленного признания Косова суверенным государством со стороны Сербии. Белград колеблется и постоянно поднимает эту тему на международном уровне, добиваясь многосторонних переговоров и разработки различных сценариев.
 
В этом свете надо рассматривать и  просьбу о вмешательстве России, высказанную премьер-министром Дачичем в Москве, всего за восемь дней до подписания договора в Брюсселе. "Переговоры были переданы в компетенцию ЕС, и теперь Сербия просит Россию помочь вернуть их в компетенцию Организации Объединенных Наций", - открыто сказал Дачич. На эту просьбу с готовностью откликнулся российский премьер-министр Дмитрий Медведев. Он заявил, что Россия будет поддерживать сербскую позицию в ООН, напомнив всем игрокам - и прежде всего Европе - о том, что признание территориального суверенитета осуществляется в международной организации.

После подписания  договора осторожному европеисту Дачичу предстоит отвечать на обвинения "братьев" из северного Косова, которые были отстранены от участия в переговорах в Брюсселе и теперь готовы к борьбе, о чем свидетельствуют слова Марко Якшича, лидера сербов северного Косова и депутата от Демократической партии Сербии: "Мы постараемся перенести сопротивление с северных территорий Косова в Белград, потому что нас предали не в Косово, а в сербской столице".

Этот открытый протест, вероятно, потребует вмешательства Брюсселя, стремившегося к подписанию договора и являющегося гарантом его конкретного исполнения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.