На размышления над этим вопросом наводят события, происходящие на футбольных полях. Ответ на него зависит от того, что мы вкладываем в понятие «расизм».

В каждой стране расизм проявляется по-разному, а точнее, не совсем идентично. Например, в Нью-Йорке он может предполагать предубеждение по отношению к тому, кто обладает черным цветом кожи, но в какой-либо африканской стране из-за расистских настроений «белые» могут потерять жизнь. Так, первый случай может трактоваться как «расизм», второй – как «антиимпериалистическая борьба». Или, если вы определяете расизм как «убийство кого-либо», то едва ли назовете этим термином дискриминацию на почве этничности или родного языка, например, отказ от принятия на работу. К тому же можно выделить различные уровни расизма: в частности, речь может идти как о начале кампании по подстрекательству целого района к изгнанию вашего соседа по причине его «непохожести», так и о слегка невежливом поведении. С течением времени возможны и колебания расистских настроений: если в стране проживает небольшое количество иностранных рабочих, нам кажется, что они «другие», но симпатичные; число иностранцев возрастает, и мы моментально начинаем воспринимать их как неприятных, опасных и занимающих более низкое положение. 

Трудно уловимый аспект проблемы связан со смешением понятий «знание» и «восприятие». Расизм – вопрос восприятия и предубеждения. Однако предубеждение – это сторона, которую мы не осознаем. Поэтому, мы рассматриваем и воспринимаем предубеждение как знание. И расизм возникает как не замечаемая нами сторона. У тех, кому расист не симпатизирует, он «видит» недостатки, не подозревая при этом, что все это плод предубеждения. Поэтому, утверждение «у меня (нас) нет расизма» представляется опасным и противоречивым. Есть такой распространенный слоган: «Я не люблю расизм и …». На месте многоточия может стоять все, что представляется «другим»: сосед, последователь другой религии, представитель иной национальности, евреи, уроженцы Запада или Востока, религиозные фанатики, атеисты и пр.

В целом симптом предубеждения – обобщение (говоря «в целом» и употребляя обобщение, преследую цель привлечь ваше внимание к следующему моменту). Обобщения – проблема стереотипов, поскольку они препятствуют различению особенностей внутри группы. В частности, такого рода обобщение представляет собой следующее предложение, которое отождествляет всех, кто принадлежит к турецкой нации: «турки …» Если далее следует негативно окрашенное прилагательное (к примеру, ленивые, агрессивные и т.д.), данное предложение мы тотчас же воспринимаем как расистское, поскольку определенную отрицательную особенность оно присваивает всей нации в целом. И в этот момент мы понимаем его несправедливость.

Однако при изменении ролей в этом же предложении, вполне вероятно, мы не заметим расизма. У нас не вызовет беспокойства обобщение, сопровождаемое такими определениями, как гостеприимные, храбрые, толерантные и др. Что говорить о высказывании: «Турки – не расисты!» К тому же, прилагательное окрашено негативно, однако, если оно соотносимо не с «нами», а с «другими», то снова не вызывает опасений. Например, мы ежедневно сталкиваемся с предложениями типа «общество Запада недостаточно восприимчивое, этноцентристское и склонно во всем добиваться своей выгоды», однако мы не замечаем в этих формулировках расизма. Так можно определить расизм, отталкиваясь от предубеждений и обобщений: он может существовать, но быть неявным для нас.

Пример: Греция

Возникновение расизма в Греции некоторыми было встречено с удивлением. Десятилетиями греки с большой уверенностью в себе заявляли: «У нас нет расизма». И действительно в последнее время агрессии по отношению к чернокожим, евреям, иностранцам не наблюдалось. Или были только «единичные» случаи. Однако неожиданно в политическом мире стала приобретать очертания партия «Золотая заря». Согласно опросам общественного мнения, в течение года данная партия удерживает позицию третьей по величине партии Греции. Количество симпатизирующих ей составляет свыше 10%. Неужели внезапно возник расизм? Или он оставался незамеченным?

Расизм – это видение мира, связанное с тем, как мы интерпретируем наше окружение, нас самих и «других». Насилие и прочие экстремистские проявления представляют собой лишь одну степень расизма, поскольку он может существовать даже тогда, когда не предстает в форме насилия. Суть расизма состоит в том, чтобы «смотреть сверху вниз на тех, кто не причисляется к своим». Конечно, для этого необходимо восприятие обществом в целом «своих» и «чужих» в качестве стереотипа и обобщения. То, что годами ускользало от всеобщего внимания в Греции, – это регулярно пульсирующая внутри общества та самая «уничижительная логика». Данное явление не было очевидным, поскольку расистская риторика непосредственно никого никогда не принижала, однако косвенно – постоянно. Это выражалось в таких речах, как «мы правы, справедливы, толерантны, цивилизованны, креативны». Ведь, по сути, они уничижают весь мир: концепция «если мы выше, то весь мир ниже нас» прочно закрепилась в умах, по крайней мере, многих.

И в момент кризиса расизм, закрепившийся внутри общества как вера и знание, внезапно «перешел к действиям». В этот момент, поскольку в обществе не были усвоены такие ценности, как всеобщее равенство, наличие единых прав, отсутствие какого-либо превосходства, в качестве наиболее естественной формы расизм применил насилие, что привело к обнаружению неравенства тех, кто считают себя выше, и тех, кого первые принижают. При взгляде на ситуацию таким образом становится понятно, что риторика расистов в Греции не отличается от того, чему учат в течение многих лет, – «таких, как мы, нет!» Применяемое насилие встречает негативную реакцию, в то время как в этом контексте насилие и расистская риторика в целом не противоречивы. Те, кто видят в этом несовместимость, удивлены мятежным расизмом. Однако в течение многих десятилетий усваивая расистскую риторику, они сегодня порицают расистские действия!

Возвращаясь к первоначальному вопросу, следует отметить, что не только в Турции, а во всех государствах мира существует расизм. К сожалению, расистская риторика распространена на всем земном шаре: слоганы подобно «Таких, как мы, нет!» слышны и видны повсеместно. Каждая нация говорит так в отношении себя. Общества, признавшие это раньше, стали размышлять над тормозными механизмами. Наименее подверженные расизму общества говорят: «У нас он тоже есть». Те, кто движется вперед, придерживаясь логики в стиле «у нас нет расизма»,  платят высокую цену за это забытье. Вместо стыда от существующего расизма мы должны испытывать гордость за признание его наличия и организовать в этом направлении образовательный процесс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.