Решения администрации Абэ по оборонной политике крайне проблематичны, поскольку они ведут к неограниченному увеличению оборонных возможностей страны. Вопреки намерению Премьер-министра Абэ сделать Японию безопаснее новая политика в сфере обороны чревата ростом напряженности в Северо-Восточной Азии и дальнейшей дестабилизацией обстановки вокруг Японии, что угрожает ее безопасности.

17 декабря 2013 года кабинет министров наряду с новой программой национальной обороны и среднесрочным планом военного строительства одобрил стратегию национальной безопасности - первый комплексный документ, отражающий общий курс Токио в сфере безопасности и дипломатии. За таким решением - наращивание военной мощи Китая и его попытки расширить свое военное присутствие в Северо-Восточной Азии, а также программы КНДР по развитию ядерного и ракетного оружия.

В стратегии указано, что Япония продолжает придерживаться курса на усиление исключительно обороны, отказываясь от превращения в военную державу и неизменно сохраняя три безъядерные принципа - не создавать, не иметь и не разрешать ввоз ядерного оружия в страну, намереваясь «укреплять линию на развитие в качестве мирной нации».

Однако содержание новой, оборонной политики показывает, что эта декларация оказывается весьма бессодержательной. Очевидно, что администрация Абэ пытается избавиться от послевоенных традиционных подходов Японии, ориентированных «исключительно на оборону», подрывая таким образом пацифистские принципы конституции.

Стратегия гласит, что Япония будет вносить вклад в мир, стабильность и процветание международного сообщества через «проактивиый пацифизм». Под этим подразумеваются планы Абэ по изменению утвержденной правительством официальной трактовки статьи 9 конституции страны, в которой прописано, что Япония не будет использовать право на коллективную оборону. Ее пересмотр приведет к участию национальных сил самообороны в военных операциях за рубежом, в основном в коалиции с США. Расширение роли сил самообороны в таком духе может полностью уничтожить мирные принципы конституции. Абэ не дает убедительных объяснений, почему применение права на коллективную оборону будет выгодно Японии.

С 1995 традиционно в японскую программу национальной обороны вставляли фразу о «наращивании оборонной мощи умеренными темпами». Однако с приходом Абэ и его кабинета к власти она была вычеркнута и заменена на формулу «созидание высокоэффективной и целостной оборонной мощи». Это указывает на намерение правительства усиливать возможности национальной обороны без оглядки на пацифистские ограничения.

Безусловно, обстановка в сфере безопасности вокруг Японии становится напряженной, о чем свидетельствует создание новой опознавательной зоны ПВО КНР, которая включает в себя воздушное пространство в Восточно-Китайском море над островами Сэнкаку, относящимися к префектуре Окинава. С целью расширения возможностей сил самообороны новая программа призывает к наращиванию «гибкого комплексного оборонного потенциала». В частности, документ подразумевает принятие на вооружение 17 конвертопланов «Оспрэй», трех разведывательных беспилотных самолетов «Глобал Хоук», еще двух эсминцев «Иджис», пяти новых подводных лодок, 52 боевых машин-амфибий, а также создание мобильного десантного подразделения. Как только начнется реализация этих планов, направленность нового курса станет очевидной для соседей. Он может спровоцировать гонку вооружений, что ухудшит обстановку в сфере безопасности вокруг Японии.

В таких условиях велик риск возникновения обстоятельств, которые могут привести к случайным военным столкновениям. Правительство Абэ должно серьезно подумать над тем, как сделать так, чтобы национальные силы самообороны могли бы предотвратить такой поворот событий. Вместо этого, похоже, кабинет министров действует, исходя из иллюзии, что применение силы может урегулировать сложную ситуацию, в которой оказалась Япония. Если правительство будет пренебрегать дипломатическими усилиями, положение только ухудшится.

В стратегии утверждается, что Япония приложит усилия к выстраиванию стратегических взаимовыгодных отношений с Китаем и попытается создать систему, которая предотвратила бы возможное развитие опасных ситуаций. Однако, учитывая, поведение администрации Абэ, сомнительно, что Токио готов двигаться в этом направлении.

Подобные усилия - если бы правительство было настроено всерьез - включали бы создание «горячей линии» между Токио и Пекином, а также выработку мер по установлению доверия между силами самообороны Японии и вооруженными силами КНР.

Стратегия и обновленная программа национальной обороны предполагают кардинальные изменения в многолетних запретах на экспорт вооружений, с четким обозначением актуализированных в соответствии с новыми условиями безопасности принципов передачи оружия другим странам.

Очевидно, что администрация Абэ хочет «распотрошить» запрет на экспорт вооружений полностью. Это означает списание важного дипломатического актива послевоенной Японии - того самого, что помог стране добиться доверия со стороны международного сообщества. Правительство должно сохранить эти ограничения с тем, чтобы предотвратить ситуации, когда японское оружие и военные технологии будут использоваться в зарубежных конфликтах.

В программе национальной обороны сказано, что с учетом увеличения потенциала северокорейских баллистических ракет Япония будет стремиться совершенствовать свой оборонный потенциал. В этой связи один из представителей министерства обороны заявил, что Токио изучит вопрос о целесообразности для сил самообороны иметь возможность наносить удары по военным базам на территории противника. Обладать такими возможностями не просто дорого - это вызовет гонку вооружений и усилит напряженность в регионе. Кроме того, это нарушит баланс в разделении ролей в оборонном сотрудничестве между Японией и США, внеся тем самым элемент нестабильности в их взаимодействие в сфере безопасности. Абэ не следует забывать, что в самом Вашингтоне настороженно относятся к движению Токио в сторону наращивания потенциала для нанесения ударов по вражеским базам.

В качестве меры по укреплению социальных основ обороны в стратегии подчеркивается значение воспитания в японцах любви к родине. Это смахивает на попытку правительства вторгнуться в мысли и сознание людей, что, как показала история 20 века, может привести к угнетению в японском обществе.

Помноженная на введение закона о защите гостайны и создание Совета национальной безопасности, новая политика администрации Абэ в сфере обороны может превратить Японию в государство, делающее ставку на военную мощь. Это, в свою очередь, может побудить соседние страны в ответ реагировать наращиванием военного строительства и привести их к выводу о том, что дипломатические проблемы предпочтительнее решать упреждающими военными способами.

Вместо того, чтобы заниматься изменением пацифистской статьи 9 конституции Японии, Абэ должен сконцентрироваться на оттачивании дипломатии с тем, чтобы предотвращать возникновение неожиданных ситуаций, связанных с угрозами безопасности.

Вызывает сожаление тот факт, что действующая администрация без общественного обсуждения приняла новый курс в сфере национальной обороны, который способен радикально изменить фундаментальные основы послевоенной Японии. Политическая оппозиция должна остановить эти опасные движения Абэ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.