Те, кто следят за военными аспектами деятельности на море, наверняка знакомы с группой людей, ратующих за возвращение в состав американских ВМС линейных кораблей.

Они выдвигают примерно следующие аргументы: четыре оставшихся со времен Второй мировой войны линкора класса «Айова» дешевы в эксплуатации, они дешевле строительства новых кораблей, и они имеют мощное и столь необходимое для американских ВМС вооружение (гигантские пушки калибра 406 мм – это диаметр снаряда, а не длина ствола).

(Красочный фильм 2012 года «Морской бой» способствовал возобновлению призывов расконсервировать большие корабли, поскольку там показано, как славный линкор «Миссури» возвращается к жизни и вступает в сражение с морскими пришельцами.)

Прежде чем с фактами в руках показать, почему возвращение кораблей класса «Айова» не имеет смысла, давайте совершим краткую экскурсию в историю.

Бронированные корабли броненосцы (предшественники линкоров) вошли в популярную американскую культуру в 1862 году, когда произошло морское сражение с их участием. В этой битве принимали участие броненосец Союза «Монитор» и бронированный корабль Конфедерации «Вирджиния» (который иногда называют «Мерримак»).

Артиллерийская дуэль закончилась вничью, но она подчеркнула усиление европейской тенденции, которая сочетала в корабле паровую машину (освобождавшую военно-морские силы от тирании капризного ветра) и тяжелую броню для защиты корабля и экипажа.

Французские броненосцы вели огонь по русским артиллерийским позициям во времена Крымской войны. Французы и королевские ВМС Великобритании стали строить бронированные корабли с началом гражданской войны в США.

В начале 20-го столетия бронированные корабли с пушками все большего калибра стали олицетворением военной мощи государств на международной арене.

Прошло всего 44 года с тех пор, как «Монитор» и «Вирджиния» лупцевали друг друга снарядами на Хэмптонском рейде, и вот королевские ВМС в 1906 году приняли в свой боевой состав первый современный линейный корабль под названием «Дредноут».

«Дредноут» обладал высокой скоростью, имел большой запас хода и выходил в море, ощетинившись стволами 305-миллиметровых орудий, способных пробивать дыры в бортах других бронированных кораблей. Этот корабль закрепил определение линкора как боевого корабля с очень большими орудиями и очень мощной броней. (Современные морские корабли сложно назвать линкорами, так как у большинства из них нет ни орудий большого калибра, ни брони, удовлетворяющей вышеуказанному определению, хотя они являются боевыми кораблями и участвуют в боевых действиях.)

Линкор "Нью-Джерси"


Технические успехи королевского флота Британии подтолкнули и другие промышленно развитые морские державы к строительству более крупных, более быстроходных и более смертоносных кораблей класса линкоров.

Легендарное морское сражение времен Первой мировой войны, каким стала Ютландская битва в Северном море между флотами Британии и Германии, было не первым поединком между линкорами. Но оно больше всех остальных определило ту эпоху как эру линейных кораблей.

В то время корабли должны были располагаться в пределах прямой видимости по отношению к цели, и им приходилось держаться близко друг к другу, поскольку радиосвязь в то время была недостаточно надежной и не обеспечивала взаимодействие выстроившихся в боевой порядок десятков кораблей.

В Ютландском морском сражении не было однозначного победителя. Но оно показало и немцам, и королевскому флоту, насколько быстро развивается техника, как стремительно устаревают довольно современные корабли с появлением новых видов брони, оружия и двигательных установок.

Размеры, численность экипажей и скорость хода линкоров и им равных боевых кораблей увеличивались вплоть до Второй мировой войны, когда в истории линкоров наступил пик.

О линкорах класса «Айовы» и прочих боевых кораблях такого типа следует говорить как о наилучшем техническом отражении многовекового опыта войны на море, который требовал от кораблей ведения боевых действий на небольшой дистанции. А потом произошел очередной скачок.

Появились два важных технических новшества, которые предопределили закат линкоров: средства дальнего контроля и авианосцы.

Нападение на Перл-Харбор и битва за Мидуэй строились на концепции применения палубной авиации, размещавшейся на авианосцах. В сражении у атолла Мидуэй площадь, на которой развернулись боевые действия, была в несколько раз больше, чем пространство Ютландского сражения. Крупные морские баталии того времени не были прямыми столкновениями кораблей; они велись при помощи  авиации, дальность действия которой многократно превышала дальность стрельбы имевшихся корабельных орудий.

Вторая мировая война дала флотам мира ускоренный курс подготовки к следующей фазе морских сражений. Острым концом копья в этих сражениях становились самолеты, управляемые системы вооружений (ракеты и торпеды), а также подводные лодки – но не корабельные артиллерийские установки. Это в основном положило конец применению линкоров в открытом океане.

Однако американские линейные корабли сохранили свою пригодность и полезность еще на несколько  десятков лет.



406-миллиметровые орудия четырех кораблей класса «Айова» оставались высокоэффективным средством дальнего огневого воздействия морской артиллерии по береговым целям. Имея дальность стрельбы более 30 километров, эти линкоры могли вести загоризонтный огонь, оказывая поддержку сухопутным войскам, действовавшим на берегу. Делали они это вплоть до 1990-х годов, когда прошла операция «Буря в пустыне» (правда, с несколькими перерывами, когда линкоры на несколько десятков лет ставили на консервацию).

В 1992 году четыре американских линкора были списаны окончательно и со временем превратились в корабли-музеи («Миссури» стоит в Гонолулу, «Айова» в Лос-Анджелесе, «Нью-Джерси» в городе Кэмден, штат Нью-Джерси, а «Висконсин» в Норфолке, штат Виргиния).

В качестве основного аргумента в пользу линкоров и их возвращения в боевой состав флота сторонники этих кораблей выдвигают роль корабельной артиллерии.

В их доводах есть определенный смысл. Американская морская пехота давно уже просит усилить корабельное огневое обеспечение войскам, действующим на берегу.

В данный момент ВМС откликнулись на эту просьбу созданием футуристического эсминца с ракетным вооружением «Зумвалт». Его особенностью являются спаренные артиллерийские установки калибра 155 мм, из которых ведется стрельба управляемыми снарядами на расстояние, в четыре раза превышающее 32-километровую дальность стрельбы из 406-миллиметровых орудий старых линкоров.

Эскиз: пуск ракет с вертикальных шахт эсминца Zumwalt


ВМС строят всего три эсминца класса «Зумвалт» в связи с решением Пентагона о том, что они при их стоимости более 3 миллиардов долларов за штуку слишком дороги.

Но «Айова» не удовлетворяет потребностям флота по двум основным причинам (хотя таких причин множество): это люди и «глупое» оружие (в отличие от «умных» или управляемых систем вооружений).

Люди - это самый дорогостоящий материал для военных, и в ВМС ведется целая кампания по сокращению численности экипажей. Для эсминца класса «Зумвалт» требуется экипаж менее 150 человек, в то время как численность экипажа «Нью-Джерси» по состоянию на 1992 год составляла почти 2000 человек. Ни один корабль в составе ВМС США даже приблизиться не может к такой численности, за исключением авианосцев класса «Нимиц», у которых экипаж составляет около 3200 человек).

Но еще важнее другое. Снаряды у линейных кораблей неуправляемые. Даже при наличии талантливого наводчика точность главного калибра у линкора на расстоянии девяти миль при стрельбе по кораблю противника размером с линкор составляет около 32 процентов, о чем свидетельствуют данные научного исследования военно-морского колледжа США, проведенного в годы Второй мировой войны.

Если говорить о стрельбе по наземным целям, это будет означать, что снаряды главного калибра падают на расстоянии в несколько сотен метров от предполагаемой точки попадания.

(Справедливости ради надо сказать, что в 1980-х и в начале 1990-х, когда жизнь линкоров класса «Айова» близилась к закату, их орудия были оснащены радиолокационными установками, что позволило увеличить точность стрельбы. Испытания в небоевых условиях продемонстрировали попадание в пределах 135 метров от цели при дальности стрельбы в 30 километров.)

В современную эпоху с ее управляемыми системами вооружений такой предел ошибки старых 406-мм орудий слишком велик, и он не оправдывает тех расходов, которые повлечет за собой расконсервация линкоров и возвращение их обратно на морские просторы.

Конечно, есть и масса других проблем, из-за которых возвращение в строй линкоров класса «Айова» является делом непрактичным. Это запасные части, обучение, обслуживание, ремонт и так далее.

Если не считать лучшие эпизоды из паршивого в целом фильма, то судьбу линкоров целесообразнее всего доверить кураторам музеев и научным фантастам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.