Министр обороны Финляндии Карл Хаглунд (Carl Haglund) недавно повторил - причем, в более конкретной форме - призыв финских и шведских атлантистов к вступлению этих скандинавских стран в Организацию Североатлантического договора. В определенной степени Хаглунд имеет право говорить за другую страну, по крайней мере, по его собственному мнению, ибо он одновременно с постом министра обороны занимает должность председателя Шведской народной партии Финляндии.

Остальные три северные страны, такие, как Дания, Норвегия и Исландия, входят в число основателей и членов НАТО. Поэтому осуществляемое исподтишка, но несомненно в ускоренном темпе движение этих государств к полноправному членству в военном блоке под руководством США приведет к укреплению военного контроля Запада на северо-западных рубежах России. Американские боевые корабли и подводные лодки получат большую свободу действий в Балтийском, Баренцевом, Северном и Норвежском морях, и в целом в этой части Атлантики, расположенной к северу от Скандинавии.

В конце прошлого месяца Хаглунд сообщил, что его страна подписала с НАТО меморандум договоренности, дающий последней возможность размещать свои военные самолеты и корабли в Финляндии, а также предоставлять ей войска и боевую технику в рамках «оказания помощи», если Хельсинки об этом попросит (якобы). Иными словами, Финляндия будет подпадать под действие статьи 5 устава Североатлантического альянса о партнерстве с НАТО, которая обязывает военный блок в полном составе (28 стран) ввязываться в драку в том случае, если Финляндия окажется под угрозой или будет утверждать, что оказалась. Соответственно, эта скандинавская страна должна будет вступить в войну на стороне НАТО, когда будет применено положение статьи 5 о совместной обороне по отношению к любой другой стране или региону.

По словам Пааво Архинмяки (Paavo Arhinmäki), возглавляющего оппозиционную партию Левый союз, вышеуказанные вопросы никогда не обсуждались в его бытность членом федерального кабинета и комитета парламента по иностранным делам и безопасности. По его словам, «нас держали в неведении, и я с большим удивлением узнал об этом пакте с НАТО». [Левый союз в марте вышел из правящей коалиции.] Появились также слухи о том, что одной из составляющих этого соглашения является покупка Финляндией американских боевых самолетов пятого поколения F-35 Lightning II.

Похожее интеграционное соглашение было недавно достигнуто со Швецией, которая четыре года тому назад отказалась от последних остатков своей давней политики призыва в армию, чтобы соответствовать требованиям НАТО о членстве. Теперь все шведские военнослужащие обязаны подписать отказ от претензий, который позволит использовать их за рубежом. Военные аналитики довольно часто отмечают, что вооруженные силы Швеции в большей мере совместимы с НАТО, чем многие входящие в этот альянс страны.

В конце прошлого десятилетия Финляндия послала на натовскую войну в Афганистан 200, а Швеция 500 своих военнослужащих, которые служат в Международных силах содействия безопасности на севере этой разрываемой конфликтом страны. Эти контингенты принимали там участие в боевых действиях. Финляндия сделала это впервые со времен Второй мировой войны, а Швеция — впервые за два столетия.

Политическая партия финского премьер-министра Юрки Катайнена (Jyrki Katainen) Национальная коалиция в последнее время громко бьет в барабаны, призывая к вступлению в НАТО. Министр социальной защиты и здравоохранения в кабинете Катайнена Паула Рисикко (Paula Risikko), являющаяся кандидатом в состав руководства его партии, выступила с призывом провести референдум о членстве в НАТО.

Однако премьер-министр Катайнен понимает, что народ не поддерживает идею вступления в Североатлантический альянс. На самом деле, против этой идеи существует мощнейшая оппозиция. Согласно данным последних опросов, за членство высказалась лишь пятая часть финнов. Тем не менее, Катайнен утверждает, что у этой оппозиции «недостаточно оснований» для отказа от вступления. И он тайком загоняет свою страну в первое в мире глобальное военное объединение.

Вот что он заявил:

«Нельзя считать, что общество способно сделать выводы по такому важному вопросу, поскольку у многих людей не было шанса ознакомиться с этими вещами в той мере, как это сделали политики».

Крупнейшая в стране газета Helsingin Sanomat бомбардирует своих читателей пронатовской пропагандой, особенно в свете нынешнего кризиса на Украине.

У Финляндии с Россией есть 1200-километровая общая граница, а также береговая линия на или около трех морей: Балтийского, Баренцева и Норвежского. Если американские и натовские войска встанут вдоль этого участка границы и на указанных морях, что они планируют сделать на Украине и в Грузии, то по сути дела, они укрепят военную блокаду всех западных рубежей России от Северного Ледовитого океана до Черного моря и Кавказа.

Еще до непродолжительной войны Грузии с Россией в августе 2008 года Финляндия дала согласие на включение своих войск в состав натовских сил реагирования. Это международное ударное объединение, впервые использованное во время масштабных учений Steadfast Jaguar, проходивших в 2006 году в западноафриканском островном государстве Кабо-Верде. Поэтому ни грузинский конфликт, ни нынешний конфликт на Украине нельзя назвать причиной, по которой Финляндия ввела свои войска в состав сил Североатлантического альянса.

Она стала одной из четырех стран, не являющихся полноправными членами альянса, которые решили присоединиться к силам реагирования НАТО. Что вполне предсказуемо и показательно, остальные три это Швеция, Грузия и Украина.

Последующие события, и особенно военная кампания киевской хунты против гражданского населения на востоке Украины, показывают, что это лишь выдвигаемый постфактум предлог для дальнейшей интеграции Финляндии в НАТО (за которой стоит Пентагон). Подтверждая это, предшественник Хаглунда на посту министра обороны Юри Хякямиес (Jyri Hakamies) заявил во время своего визита в Пентагон в 2007 году, что самая большая проблема безопасности — это «Россия, Россия и Россия! И не только для Финляндии, но и для всех нас».

Годом позже в аналогичном духе высказался Ян-Эрик Энестам (Jan-Erik Enestam), занимавший в то время должность генерального секретаря Северного совета, включающего в свой состав Данию, Финляндию, Исландию, Норвегию и Швецию:

«НАТО — это единственная важная международная организация, в которую не входит Финляндия. Похоже, что созрели все условия для вступления. Тем временем, имеет смысл налаживание более тесного военного сотрудничества со Швецией и с Норвегией. Ведь Норвегия является членом НАТО».

В том же году командующий силами обороны Финляндии Юхани Каскеала (Juhani Kaskeala) объявил о планах своей страны по присоединению к натовской системе дальнего радиолокационного обзора, указав на следующее: «Финляндия, Швеция и Норвегия в настоящее время думают о создании совместной системы воздушного наблюдения...если эта тройка скандинавских стран решит объединить свои усилия в данной сфере, то Швеции и Финляндии придется принять участие и в натовской системе».

Кроме того, министр обороны Хякямиес, говоря в 2008 году в Атлантическом совете о Финляндии, отметил: «Поскольку Дания, Норвегия и Исландия уже являются членами НАТО...вступление туда Финляндии и Швеции сделает скандинавский блок влиятельной силой внутри этого военного альянса». Подчеркивая истинную цель такого расширения, он добавил: «Членство в НАТО еще больше укрепит позиции северных стран перед лицом усиливающейся мощи России».

Усиливающаяся мощь России — и это шесть лет назад. Значит, это перед лицом усиливающейся мощи России финские солдаты воевали, убивали и погибали в Афганистане? Возможно. НАТО дала десяткам стран-партнеров боевой опыт в реальных условиях войны, который они позже сумеют использовать возле своих границ. Финляндия — это одна из таких стран. Натовские поползновения вдоль российских флангов нацелены не только на то, чтобы обогатить западных производителей оружия в условиях, когда заканчивается втянувшая в свой водоворот 50 стран война альянса на юге Азии, а закаленные в боях войска возвращаются домой, чтобы на практике применить полученный боевой опыт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.