Нью-Йорк — В этом году я выделил одну тревожную тенденцию во многих странах мира — движение в сторону нелиберальной власти прочь от прав человека. К сожалению, этим вирусом заразилась и Япония.

Такое утверждение может показаться странным. Премьер-министр Синдзо Абэ реализовал некоторые либеральные реформы, скажем, настояв на равенстве для работающих женщин, а также выступает за расширение иммиграции. Японское общество в целом в последние годы стало более либеральным, введя, среди прочего, суд присяжных. Далее, эта страна недавно отменила многолетний запрет на танцы в клубах.

Но все это может стать неактуальным, если партия Абэ внесет в конституцию страны те изменения, которых она добивается.

Либерально-демократическая партия, носящая самое неподходящее название среди существующих политических партий, правит Японией почти все время после войны, делая лишь небольшие перерывы. В значительной степени члены этой партии являются наследниками политического класса японских милитаристов — в философском, организационном, а зачастую и в генетическом плане. Как и можно было ожидать, они не в полной мере приняли либеральные ценности, навязанные Японии во времена американской оккупации. Эта фракция, находившаяся когда-то в меньшинстве, сегодня, похоже, уже господствует в партийных рядах.

ЛДП сегодня ведет кампанию за отмену написанной США конституции, намереваясь заменить ее собственным проектом. В брошюре с разъяснениями по поводу проекта новой конституции ЛДП утверждает: «Некоторые положения действующей конституции основаны на западноевропейской теории естественных прав человека, а поэтому данные положения нуждаются в изменениях». В соответствии с этой идеей, проект конституции позволяет государству ограничивать свободы и выражения, которые «противоречат общественным интересам и общественному порядку». В проекте также аннулировано положение, запрещающее государству предоставлять «политическую власть» религиозным группам. Иными словами, в нем налицо отказ от принципа отделения церкви от государства.

Что еще хуже, в проекте конституции есть шесть новых «обязанностей», которые должны исполнять граждане страны. Некоторые из них, например, обязанность «отстаивать конституцию» и помогать членам семьи, являются возвышенными и расплывчатыми. Третья обязанность, требующая «уважать национальный гимн и флаг», похожа на конституционные поправки, предлагаемые консерваторами в США.

Но есть еще три «обязанности», которые являются очевидным шагом в сторону нетерпимости, косности и самовластия. Они звучат так:

«Люди должны осознавать, что существуют обязанности и ответственность наряду с правами и свободами». «Люди должны поступать в соответствии с общественными интересами и общественным порядком». «Люди должны следовать приказам государства и подчиненных ему ведомств в случае чрезвычайной ситуации».

Такие идеи были бы уместны где-нибудь в Китае или России. Положение о «чрезвычайной ситуации» чем-то напоминает оправдания репрессий и жестких мер, используемые многими ближневосточными диктаторами.

К сожалению, исключительно нетерпимый характер этого проекта конституции в основном игнорируется, особенно на Западе. Люди в западных странах слышат только об одном конституционном изменении в Японии: о поправке к статье 9, по которой Японии запрещено иметь армию.

Действительно, в проекте конституции ЛДП эта статья отменена. Действительно, отмена статьи 9 это важная причина для внесения Абэ поправок в конституцию. Но зацикливаться на демилитаризации нельзя.

Отменить статью 9 было бы разумно. У Японии уже есть вооруженные силы (носящие название «силы самообороны»), а положение о демилитаризации она толкует настолько вольно, что отмена статьи 9 вряд ли многое изменит. Весьма сомнительно, что Япония станет нападать на другие страны, если переписать ее конституцию. Япония также вполне могла бы назвать свою армию армией, чем она и является. Но внимание к военным вопросам отвлекает Запад от того удара, который новый проект конституции нанесет по свободам японского народа.

Народ Японии не хочет жить в несвободном государстве. Более 80% населения страны выступили против недавно принятого правительством Абэ закона о «государственной тайне». Японцы также выступают против попыток ЛДП упростить процедуру пересмотра конституции. Они полюбили и привыкли к тем свободам, которыми пользуются в последние 70 лет, пусть даже эти свободы были изначально навязаны им иностранной державой.

Риск заключается в том, что японский народ обманом заставят отказаться от своих свобод. Как и западные журналисты, они слишком сильно зациклились на статье 9 и не обращают внимания на то, что права человека в новом проекте заменены на обязательства. Плохо и то, что оппозиционные партии в Японии слабы, расколоты и в большинстве своем некомпетентны, а правительство Абэ внушает людям лучшие надежды на возрождение экономики.

Важно не реагировать на это чрезмерно. Конституция является обычным клочком бумаги, и не все страны относятся к ней так серьезно, как США. Совершенно очевидно, что если японские руководители захотят создать несвободное государство, написанная США в 1947 году конституция вряд ли их остановит. На самом деле, некоторые ревизионисты из рядов ЛДП уже молчаливо расценивают новый проект конституции как «истинный» закон страны. Не все в новом проекте является косным и нетерпимым. Там сохранен и даже распространен на инвалидов запрет на дискриминацию по половому, расовому и религиозному признаку.

Но в новой конституции есть вполне реальные опасности. Во-первых, она может стать составной частью масштабных усилий ЛДП по подавлению гражданского общества, которое стало более шумным и непокорным в связи со слабыми показателями в экономике и с аварией на Фукусиме. Закон о государственной тайне и прочие меры давления на свободу прессы это весьма тревожный знак, поскольку Япония и так уже сползла в рейтинге свободы СМИ «Репортеров без границ» с 10-го места в 2010 году на 65-е в 2015-м.

Во-вторых, принятие проекта ЛДП может стать катастрофой в международных отношениях. Если Япония отдаст предпочтение той ограниченной демократии, которая ныне в моде в Турции и Венгрии, то это ослабит региональную привлекательность страны как альтернативы репрессивному китайскому государству. Это может также привести к ослаблению американо-японского альянса. Без цементирующих этот альянс общих ценностей у США может возникнуть искушение занять более нейтральную позицию между несвободным Китаем и почти несвободной Японией.

Оптимальное решение проблемы состоит в том, чтобы отменить статью 9 конституции, а все остальное оставить без изменений. Но с политической точки зрения это практически невозможно. Любое действие, позволяющее ЛДП менять статью 9, также откроет двери для авторитарных «обязанностей» и ослабления прав человека. Оптимальное реалистичное решение для Японии состоит в том, что ей следует вообще отказаться от переписывания своей несовершенной конституции и дождаться того времени, когда власть предержащие люди перестанут мыслить категориями 1940-х годов.

Япония находится на важном перепутье в своей истории. Она может стать более либеральным обществом или гораздо менее либеральным. Первый выбор намного мудрее и нравственнее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.