Новому генеральному секретарю Коммунистической партии Индии (марксистской) следует знать, что, когда он гневно выступает против империализма и иностранного капитала, для молодежи, выросшей в постлиберальной Индии, он выглядит как испанский рыцарь в знаменитом романе Сервантеса.

После того, как он был избран на 21-м съезде Коммунистической партии Индии (марксистской) и сменил уставшего руководителя Пракаша Карата, Ситарам Йечури, которого считают «хорошим» коммунистом, отточившим свое мастерство в «левацкой» политической обстановке Университета имени Дж. Неру, бросил боевой клич на митинге в Висакхапатнаме (штат Андхра-Прадеш): «Ашвамедха-яджна (жертвоприношение лошади: детально разработанная ведическая церемония, предпринимаемая королями для получения сына или верховной власти — прим.пер.) неолиберализма и коммунализма (религиозно-общинная рознь — прим. пер.) Нарендры Моди будет остановлена серпом и молотом», — провозгласил он под бурные аплодисменты сторонников.

Конечно, товарищ Йечури, в такой попытке нет ничего плохого. Сейчас, когда некоторые прихвостни империализма и марионетки капитализма сравнивают Вас с неким испанским рыцарем на дохлой кляче, штурмующим ветряную мельницу, приняв ее за крепость, где сидит безутешная дама, Вам следовало бы не обращать внимания на такую карикатуру и продолжать наступление вперед. Ведь это Вы заявили на недавно завершившемся партийном форуме, что «это съезд будущего, будущего для нашей партии и нашей страны»

Знакомые с марксистским арго признают, что левые силы неизменно называют себя «народом». Китайские коммунисты, северокорейские коммунисты под управлением одной семьи и даже американские коммунисты — все заявляют, что они «народ».

Неважно, что крупная и могущественная правящая партия — Коммунистическая партия Китая — посадила под домашний арест слепого диссидента-писателя и возвела высокие стены вокруг его дома. Или, когда так называемый «народный лидер» в Пхеньяне, как сообщают, спустил голодных псов на растерзание своего дяди-диссидента. В Камбодже «народный руководитель» 1970-х годов «забил до смерти» тысячи и тысячи людей, чтобы защитить «народное правительство» от «реакционных и контрреволюционных сил». «Партия» подобна «Большому брату» Оруэлла — она всегда права.

В Индии, если Вы спросите «партию», как ее представительство в парламенте сократилось с 43 в 2005 году до 15 депутатов в 2009 году и лишь до 9 депутатов в 2014 году, она ответит Вам на марксистском же арго, что ее сила измеряется не числом законодателей, а присутствием в среде рабочих и крестьян, молодежи и студентов — всех тех, кто ее поддерживает.

Товарищ Йечури, Вы не можете закрыть глаза на тот факт, что с середины 1990-х годов, когда Ваш блистательный предшественник Харкишан Сингх Сурджит был мощной фигурой при назначении высших руководителей страны, история партии начала движение по траектории упадка. Сегодня марксистов отвергли в Западной Бенгалии и Керале — единственных двух крупных штатах, где до недавних пор они пользовались значительным влиянием.

Товарищ Йечури, сегодня Ваша партия не может заполучить места в законодательных собраниях Андхра-Прадеш и Махараштры, где у нее когда-то были такие крупные лидеры, как Сундарайя, Рави Нарайян Редди и коммунист Данге, соответственно. В Пенджабе после Сурджита у нее нет ни одного известного лидера. В Дели, Уттар-Прадеше, Бихаре, Ассаме и Гуджарате партия практически не существует. В Ориссе Прашант Патнаик — её единственное лицо. В Тамилнаду она радостно довольствуется крохами, падающими со стола лидера партии Всеиндийской Анны Дравида Муннетра Кажагам (АДМК) Джаялалиты.

Однако нельзя противопоставлять прошлое КПИ (М) ее настоящему или будущему — тем более после того, как такой красноречивый и известный интеллектуал — продукт Университета имени Дж. Неру, как товарищ Йечури, недавно сменил на посту лидера партии закостенелого марксиста. У марксистов должно быть будущее, невзирая на заявления, что они повергнут «демона БДП».

В 1989 году марксисты вместе с БДП добились отставки Раджива Ганди с поста премьер-министра и проведения новых выборов. Обе партии до последнего поддерживали правительство Сингха. В 1990 году БДП выдвинулась на передний план, а марксистское движение пришло в упадок.

Сможет ли товарищ Йечури и его партийные лидеры извлечь урок из истории, выработать стратегию возрождения, исходя из существующих реалий, — или же они вернутся к реликтам XIX века? В 1991 году распался Советский Союз, родина коммунизма. Сегодня любого азиатского лидера коммунистов не привечают в Москве, где некогда «прогрессивные писатели» щеголяли наградами от Иосифа Сталина. В 1990-е годы китайские коммунисты приглашали зарубежные компании открывать бизнес у себя в стране, тогда как их индийские товарищи осуждали и иностранный капитал, и американских империалистов. Даже вьетнамские коммунисты, десятилетиями сражавшиеся с войсками США, сегодня расстилают перед американцами красную ковровую дорожку.

В Индии в 1990-х годах правительство ИНК выкинуло за борт социализм образца Неру и выбрало свободную рыночную экономику. Всего за десять лет Индия превратилась из постоянно нуждающейся в сравнительно процветающую страну. Спустя еще одно десятилетие производство зерна выросло до 200 миллионов тонн — так много, что возникла проблема с хранением излишков. Дни талонов на молоко и квот на мотоциклы незаметно прошли.

Марксисты, однако, продолжают проживать в гетто экономической теории, срок годности которой давно истек. Они все еще обвиняют американский империализм не только в том, что молодые индийцы утоляют жажду глотком «кока-колы», но и во многом другом. Индийские марксисты не смогли оценить устремления молодежи, составляющей ныне 65% населения страны. Данге, Сундарайя и бывший главный министр штата Западная Бенгалия Джъоти Басу — легендарные имена, но по большей части для тех, кто родился до 1990-х годов.

Тем не менее, на митинге в Висакхапатнаме товарищ Йечури счел необходимым заклеймить американский империализм. Он также заявил, что неолиберальная политика правительства Моди и «красная дорожка», которую оно выстелило перед иностранным капиталом, — империалистический заговор. Господину Йечури следует посетить Американский центр в Нью-Дели. Он обнаружит сотни молодых мужчин и женщин, взахлеб читающих книги, сидя на полу, потому что все стулья заняты. Эти молодые люди лелеют надежду учиться в американских университетах.

Товарищ Йечури мог бы также увидеть таких целеустремленных молодых людей в автобусах и вагонах метро, читающих и делящихся друг с другом учебными конспектами, по дороге ко многим частным университетам, где их обучают инженерному делу, управлению бизнесом, биотехнологиям и многому другому. Он по-прежнему может рассказывать про империалистические заговоры и марксистскую теорию, но его мало кто слушает.

Новому лидеру следует знать, что, когда он и его товарищи обращаются к индийской молодежи, стремящейся пересесть с велосипедов на мотоциклы, а теперь и на четырёхколесный транспорт, с призывами начать наступление на неолиберализм и империализм, он выглядит как испанский рыцарь из прославленного романа Сервантеса.

Сегодня даже лучшие студенты и молодые профессионалы оставляют тёплые местечки в крупных фирмах и открывают собственное дело. В поддержку своих инициатив они вынуждают частных собственников рисковать миллионами долларов. Считает ли товарищ Йечури, что в такой ситуации с мифическими рыцарями, конями, мельницами, несколькими санчо пансами и лозунгами типа «Долой интернет!» он будет оставаться актуальным? Называя себя «прогрессивными», индийские коммунисты шагают обратно, в прошлое. Сможет ли Йечури изменить эту ситуацию?