Термин «геноцид» («убийство народа») изобрел польский и американский юрист еврейского происхождения Рафаэль Лемкин. Термин этот означает целенаправленное уничтожение целого народа (или его значительной части). 

Сегодня этот термин является международным юридическим понятием. Если бы Лемкин оказался на недавнем приеме в резиденции главы государства Израиль Реувена Ривлина, посвященном столетию геноцида армянского народа, он был бы удивлен тем, насколько израильский президент опасается произнести вслух слово «геноцид» в данном контексте.

Будучи обычным депутатом кнессета, Ривлин открыто выступал с требованием официального признания Израилем геноцида армян, осуществленного Османской Турцией. Однако в качестве президента, на встрече с представителями армянской общины, Ривлин ни разу не произнес слово «геноцид».  Один из видных представителей армянской общины в Иерусалиме напрямую выразил свое отношение к этому: «Вы разочаровали нас, армян, своим упорным нежеланием использовать слово «геноцид» по отношению к трагедии нашего народа».

За два дня до встречи Ривлина с представителями армянской общины я находился в Ереване. Там, возле монумента жертвам геноцида, вся Армения оплакивала своих сыновей и дочерей. Наблюдая за этим, я не мог не задать себе вопрос: почему глава государства народа, треть которого была уничтожена в ходе нацистского геноцида, не присутствует на церемонии в Ереване?

Этими мыслями я поделился со своими слушателями в программе радиостанции «Коль Исраэль». Почему израильский президент наряду с президентами России, Франции, Кипра и Сербии не присутствует на церемонии в столице Армении? Отсутствие Ривлина в Ереване было настолько заметным, что участие в церемонии депутатов кнессета Анат Берко и Нахмана Шая не могло это компенсировать.

Я уверен, что Руби Ривлин хотел принять участие в ереванской церемонии. Я убежден, что он не изменил своего мнения с тех пор, как он, будучи депутатом кнессета, призывал израильское правительство признать факт геноцида армян. Однако теперь Ривлин вынужден считаться с официальной позицией израильского руководства (позорной позицией, следует сказать), в соответствии с которой Израиль отказывается определить в качестве геноцида убийство Оттоманской империей полутора миллиона армян в ходе Первой мировой войны. Официальный Иерусалим называет эти страшные события — «трагедией» и «массовым убийством». Слово «геноцид» в этом контексте находится под запретом.

В Израиле были президенты, которые не боялись выступать против официальной политики правительства. Ицхак Навон, например, призвал к созданию государственной комиссии по проверке действий израильской армии в ходе резни, устроенной ливанскими христианами в бейрутских лагерях беженцев Сабра и Шатила.  Окончательные выводы комиссии привели к отставке тогдашнего министра обороны Ариэля Шарона.

Шимон Перес также не скрывал недовольства действиями Биньямина Нетаньяху. Да и сам Ривлин позволил себе достаточно недвусмысленные высказывания в адрес действующего главы правительства. Однако в том, что касается армянского вопроса, Ривлин проявляет странную осторожность. Израиль опасается реакции эрдогановской Турции, оказывающей давление на руководство в Иерусалиме.