Материал не рекомендуется лицам моложе 18 лет.

 

Huffington Post: Почему вы решили провести эту акцию в поддержку гомосексуалистов в Марокко, причем в святом для марокканцев месте?

Инна Шевченко:
Сейчас наше внимание обращено на статью 489 уголовного кодекса Марокко. Недавно суд приговорил трех гомосексуалистов к трем годам тюремного заключения, что подтолкнуло нас к незамедлительным действиям. Во имя всеобщих прав человека активистки Femen защищают свободу личной и сексуальной жизни. Гомофобия не является культурной традицией и не должна быть законом. Femen требует от Марокко упразднить гомофобские законы и полностью выполнить обязательства по конституции 2011 года, в которой поставлена цель бороться с «любыми проявлениями дискриминации против кого бы то ни было».

Мы выбрали символическое место в Рабате. Минарет Хасана привлек нас своим символизмом, он считался крупнейшей мечетью мусульманского мира. Здесь мы проводим параллель с угнетающими и дискриминационными нравами, которые стремятся возвести храм для всего человечества, но мы говорим, что у них ничего не получится, потому что мы даем им отпор. Наконец, позвольте сказать, что если бы в Рабате было несколько памятников равенству, построенных во имя прав человека, мы бы провели акцию именно там.

— Как себя чувствуют активистки после задержания и выдворения из страны? Они рассказали подробности ареста?

— Мы недавно говорили с Эстер и Маргаритой. Они вернулись во Францию и подробно рассказали о задержании. Их арестовали в аэропорту и отвезли в полицейский участок. Там их посадили в две разные комнаты и допрашивали шесть часов. Девушки говорят, что им постоянно задавали одни и те же вопросы. Полицейские также попытались получить сведения о присутствовавших на месте журналистах. Активисток спрашивали об их сексуальной ориентации и вере.

— Вы приветствовали решение марокканских властей об их выдворении. Почему? Вы опасались тунисского сценария?


— Разумеется, мы идем на риск, но мы не виноваты, если в той или иной стране людей могут посадить за решетку только потому, что они поцеловались на публике или устроили мирную демонстрацию. Страх не может спасти жизни или дать свободу. Поэтому мы выбираем не страх, а борьбу. Мы подготовили транспорт так, чтобы активистки смогли уехать с места событий, не попав под арест, и у нас это получилось. Цель не в том, чтобы нас задержали и посадили в тюрьму. Нам нужны не мученики, а передача послания. И это значит, что у нас все получилось.

Я сказала, что приветствую решение о выдворении, потому что оно дает нам больше возможностей для действий, в частности для Эстер и Маргариты. Но мне бы хотелось уточнить, что решение о выдворении носит политический характер, так как марокканские власти, вероятно, хотели показать, что их страна прогрессивней, чем Тунис. Но официальная позиция и обвинения в оскорблении приличий — такие же, как и в Тунисе, а полиция вела себя грубо. Все это не позволяет говорить о прогрессивности марокканской власти.

— Собираетесь ли вы проводить новые акции в Марокко? Если да, то в каком виде?

— Это была первая, но не последняя акция Femen в Марокко в защиту прав гомосексуалистов. Нас также беспокоит поднятый в стране вопрос абортов, а также многие другие моменты. Надеюсь, в следующий раз марокканские женщины присоединятся к нам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.