Пока Си Цзиньпин укрепляет свои властные позиции, а Владимир Путин железной рукой правит Россией, западный мир с его слабыми и ограниченными лидерами и правительствами представляет совершенно иную картину. Ниже мы вкратце ее обрисуем.


Европа. За исключением Франции, где Эммануэль Макрон обладает значительным политическим весом, картина представляется весьма удручающей. Ангела Меркель получила на сентябрьских выборах наихудший результат за всю историю своей партии и сейчас ведет весьма сложные переговоры с целью создания коалиционного правительства. В Великобритании Тереза Мэй утратила абсолютное большинство своей Консервативной партии в парламенте по результатам июньских выборов, управляет страной при помощи североирландских ультраконсерваторов и весьма ослаблена внутренними конфликтами в своей коалиции. Продолжает удерживаться у власти лишь потому, что ее партия осознает, что сейчас не время начинать открытую борьбу за смену лидера.


В Италии после отставки Маттео Ренци в декабре прошлого года к власти пришел Паоло Джентилони, уважаемый человек, но не пользующийся поддержкой избирателей и не обладающей достаточной харизмой. В Испании Мариано Рахой имеет меньшинство мест в парламенте, его правление омрачено каталонской проблемой — крупнейшим государственным кризисом за последние десятилетия, а также коррупционными обвинениями в адрес его партии. В Голландии, после семи месяцев неопределенности, только что образовалась новая правительственная коалиция, представляющая собой ярчайший образец политической акробатики, поскольку в одной телеге оказались либералы и христианские неоконсерваторы. Для достижения соглашения в целый ряд ведомств пришлось назначать двух министров. В Австрии также идут сложные переговоры о формировании правительства.


США. По другую сторону Атлантики панорама — не намного лучше. На первый взгляд, Трамп сосредоточил в своих руках неимоверную власть. Его партия имеет большинство мест в обеих палатах. Верховный Суд в его нынешней конфигурации не настроен к нему враждебно. И все же, этот лидер не свободен в своих действиях. За девять месяцев, прошедших после его вступления в должность, ему не удалось принять ни одного достойного упоминания закона. Он вызывает недоверие у своих традиционных зарубежных партнеров (за исключением Израиля) и у значительной части международной общественности.


Латинская Америка. Если говорить о Латинской Америке, то и здесь обстановка достаточно унылая. Единственным исключением является Маурисио Макри, который выступил с реформаторскими инициативами и одержал убедительную победу на выборах в законодательные органы власти. Остальные страны пребывают в плачевном состоянии. Региональный гигант Бразилия погружена в нескончаемый политический кризис и насквозь пронизана коррупцией.


Рейтинг президент Мишела Темера чудовищно низок и постоянно находится на отметке ниже 10%. В Мексике на следующий год состоятся выборы, и у Пеньи Ньето нет шансов их выиграть. Он уже давно является хромой уткой, а новых достойных кандидатов на политическом горизонте не просматривается.


В Колумбии Хуан Мануэль Сантос также завершает свой президентский срок, Педро Пабло Кучински сталкивается со сложностями в Перу, а в Чили в ноябре должны состояться выборы, результат которых трудно предсказать.


Джастина Трюдо в Канаде и Синдзо Абэ в Японии также можно отнести к категории сильных лидеров западного мира в широком смысле этого слова, наряду с Макроном и Макри. Итак, после подведения итогов, панорама западного мира представляет собой довольно удручающую картину. Несомненно, экономический спад является одной из главных причин этой слабости и политической раздробленности.


Было бы интересно заглянуть в будущее и посмотреть, сколько вреда нанесла западным странам эта политическая слабость. И какой вклад в восстановление равновесия окажут замечательные западные ценности — свобода и правовое государство — которые вот уже долгие годы, а в отдельных случаях и века, создавали благоприятные условия для свободы мысли, развития науки, предпринимательства, инноваций и создания богатства.


Совокупный ВВП США и Евросоюза по-прежнему в три раза больше китайского и в тридцать раз больше российского. Военный бюджет НАТО в четыре раза превосходит китайский, а военные возможности альянса намного выше, чем у Китая. Вся молодежь мира мечтает получить образование в Оксфорде или Гарварде; Кремниевая долина является центром мировых инноваций, а Уолл-Стрит и Сити — финансовыми центрами.