Президенту Саркози энергичности не занимать. На этой неделе он совершит забег от Всемирного экономического форума в Давосе до саммита Африканского союза в Аддис-Абебе, не особенно напрягаясь или, как можно себе представить, потея. Непонятно, откуда в нем столько энергии… Работает на ядерном топливе? Происходит ли в его реакторе расщепление?? Не следует ли МАГАТЭ направить инспекторов в Елисейский дворец? Как бы там ни было, значительная часть энергии Николя Саркози – и мы увидим это на предстоящей неделе – направляется на развивающиеся страны и, в особенности, на государства южнее Сахары. С момента прихода к власти в 2007 году он уже не раз высказывался на эту тему. Я помню, как встретился с ним в рамках саммита стран «большой восьмерки», он затопал ногами и оживился, когда мы с певцом Юссоу Н’Дуром (Youssou N'Dour) заговорили о наиболее эффективных способах борьбы с бедностью. Надо отдать ему должное, Николя Саркози выразил желание встретиться с активистами, у него было множество новых идей. Он хотел рассмотреть то, получилось, и выбросить остальное, выйти за пределы давних отношений Франции и Африки – перейти от вертикальной формы общения к горизонтальной и сотрудничать, исходя из веры в будущее, а не вины прошлого.

Но до сих пор его реформаторские речи не привели ни к каким реальным реформам.

Мои слова его не удивят и не обидят. Он первый политик – во всяком случае, первый президент государства – давший мне право, как он сам выразился, его «мучить». Во время неофициальной встречи он призвал меня не стесняться в средствах, чтобы привлечь внимание к проблемам. «Я знаю, что вы должны меня мучить, - сказал мне он. – Я знаю, что вы должны бить тревогу». Я не из тех, кто тушуется, в особенности, если люди, у кого на это более веские основания, – сами африканцы – продвигают план, который должна поддержать и развивать Франция.

Поэтому вот он я. С их разрешения, я поделюсь некоторыми соображениями.

И делаю я так, потому что верю в способность президента действовать.

В конце концов, именно он председательствует в «большой восьмерке» и «большой двадцатке». Из него всегда энергия бьет ключом. И у него есть кое-какое оружие, не столь уж секретное. Как Кристин Лагард (Christine Lagarde, министр экономики – прим. пер.). Как Карла Бруни. Жена президента побуждает Францию действовать в интересах Глобального фонда борьбы против СПИДа, туберкулеза и малярии. Николя Саркози также чемпион по умным идеям, таким как инновационное финансирование и эффективное глобальное управление. И у него ораторский дар.

Но «проблема не в произнесении речей, а в принятии решений».

И не я первый это говорю. Сам президент сказал это на саммите ООН по вопросам глобальных целей тысячелетия в сентябре 2010 года. И он прав. Для человека-«вечного двигателя», который возглавляет Францию, настало время решать. И это возможность не только для Франции, но и для всего мира. Если вы послушаете африканских лидеров, бизнесменов и активистов, то, по меньшей мере, найдутся три проблемы, решением которых должна заняться Франция.

Первая проблема – правильное управление. Африка богата природными ресурсами, но сами африканцы редко имеют от этого выгоду (за исключением некоторых погрязших в коррупции лидеров). А пока что нехватка наличных средств рискует разжечь конфликты по всему континенту. Прозрачное управление может все это изменить. Оно может позволить перенаправить доходы на экономические проекты, инвестировать в рынок труда, здравоохранение и образование. США, которых подталкивают неправительственные организации, такие как One и активисты, такие как Джордж Сорос, недавно приняли исторический закон, предписывающий добывающим компаниям «публиковать то, что они платят» официальным представителям стран, где работают. Это гигантский прорыв. Это даже больше, чем списание долгов – в плане денег это высвободит путь для борьбы с бедностью. Это не стоит США ни копейки и не будет стоить ни копейки ни Франции, ни Европе, если они введут похожее законодательство и сделают его обязательным к  исполнению.

Во-вторых, вакцины. Этот год может стать решающим для медицины. Есть две новых вакцины, практически готовых к распространению, – это самая реальная возможность, которую мы когда-либо имели, нейтрализовать двух серийных убийц: пневмококков, которые убивают приблизительно 800 тысяч детей, и ротавирус, который забирает жизни еще полумиллиона. Я должен поднять вокруг этого всего шум, господин президент, и это отнюдь не приветственные крики. В то время как уровень государственной помощи снижается, а обещания не воплощаются в жизнь – как во Франции, так и в других странах, - в африканских больницах не хватает лекарств, смертные приговоры действуют вновь и проекты вакцинации близки к провалу. Билл Гейтс считает, что вам следует направить французскую щедрость на Глобальный фонд, особенное внимание уделив поддержке Глобального альянса по вакцинации и иммунизации (GAVI, организация, основанная Биллом Гейтсом – прим. Пер.). Мне кажется, Билл Гейтс знает, что говорит.

Наконец, сельское хозяйство. Мировые лидеры правы, беспокоясь по поводу нестабильности цен на продукты в развивающихся странах и спекуляции сырьем. В этом случае могут помочь реформы. Как верно подметил президент в Аквиле в 2008 году, решением являются инвестиции в сельское хозяйство. Африка нуждается не только в том, чтобы закупать продукты из других стран по адекватным ценам. Ей нужна возможность самостоятельно расти и развиваться. Регион обладает потенциалом не только для того, чтобы прокормить собственное население, но и способен обеспечить миллионы людей по всему миру, если мы сформируем адекватные союзы ради и с африканскими производителями.

Действия по всем этим трем направлениям (искоренение коррупции, здравоохранение и борьба с голодом) позволит президенту Николя Саркози прикоснуться к возможности трансформировать реальность.

Президент всегда находится в движении: прыгает, меняет положение, бегает по кругу как боксер. Подобная энергичность может восхищать, но итоговой победы не приносит (и не сбивает с ног противника - омерзительную крайнюю нищету). Да, это провал. Это растрата возможностей талантливого политика и его способности изменить жизни людей, зависящих от его решений. На самом деле сейчас необходима не бьющая через край кинетическая энергия, а стабильное, непреклонное и направленное к одной цели движение: партнерство XXI века с развивающимся миром, которое оставит патернализм XX века учебникам истории.

Насколько мне известно, африканцы требуют от Франции поддержки именно этой линии. Этого от Франции ждут и Европа, и остальной мир. И хотелось бы не без дерзости добавить, именно в этом нуждается и сама Франция. Нищета, голод и болезни в Африке – это общее клеймо, угрожающее и нашей безопасности, нашей экономике, это опасность и для нашей психологической стабильности.

Мы знаем, что по этому поводу думает Саркози. Знаем, что он чувствует.

Мы лишь следим за его ногами.

Боно – музыкант группы U2, один из основателей неправительственной организации One.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.