Революция застала врасплох всех. Верхи охватила паника, низам приходится каждую минуту бороться с собственным страхом, тогда как внешние наблюдатели – эксперты, правительства, телезрители, да и я сам – ощущают вину за то, что не смогли предсказать непредсказуемое. Отсюда и неразбериха во Франции: правые сели в лужу и пытаются представить виновными левых, которые старательно избегают объяснений причин того, что Бен Али (и его единственная партия) и Мубарак (и его монократическая партия) долгое время оставались членами Социалистического интернационала. Первого вычеркнули из списка 18 января, три дня спустя после его бегства. Со вторым же вышло оперативнее: 31 января. Никто не осмелился действовать. Ни решившая закрыть на все глаза пресса, ни тем более правые силы, которые намереваются побрататься со всемогущей «Единой Россией» Путина и обхаживают китайскую компартию. И вместо того, чтобы задаваться вопросом о причине таких теплых чувств к автократам, стоит лучше осудить «молчание интеллигенции».

Размышление состоит не в том, что рваться вперед с целью догнать и перегнать событие, от которого у вас перехватит дыхание. Забудем на время о своем восхищении набравшимися смелости преодолеть свой страх толпами людей и внимательно рассмотрим эти внезапные события, которые свели на нет все предубеждения. Первый предрассудок: за исторической поляризацией двух блоков следует конфликт «цивилизаций». Второй, альтернативный предрассудок: на смену холодной войне пришла мирная рациональная экономика, положившая конец кровопролитной истории. Арабское «исключение из правил» ясно продемонстрировало ошибочность этих теорий: недавние события нанесли жестокий удар по так называемой сплоченности таких этнических и религиозных блоков, как «арабский мир» и «исламская цивилизация». И сколько времени мы твердили о том, что свобода и демократия ровным счетом ничего не означают для арабов, пока идет палестино-израильский конфликт? С начала января в Магрибе и на Ближнем Востоке больше не ощущается прежней покорности судьбе. Что бы ни произошло, давайте приветствовать перемены «с сочувствием, граничащим с энтузиазмом», как говорил Кант о французской революции, не одобряя, впрочем, ее постоянные метания.

Мысленная бомба

Процесс глобализации, который начал свое триумфальное шествие по всей планете 30 лет назад, не ограничивается исключительно экономикой и финансами. Он переносит не признающий границ вирус свободы, который иногда одерживает победу (вспомните бархатные революции), а иногда наталкивается на жестокий отпор со стороны военно-политического аппарата (на площади Тяньаньмэнь в 1989 году или в Иране в 2009 году). Глобализированная молодежь готова отстаивать свои убеждения словом (нередко на просторах сети) и действием (и даже идти на жертвы, если это необходимо). Тунисский запал ударил многотонным тараном в стены египетской крепости. Нечто вроде духовной атомной бомбы покачнуло основы древней кабалы, которая на деле оказалась податливой, а значит, и легкоразрушимой.       

Даже речи не может идти о том, чтобы горевать о свержении тирана. Мне не передать свою радость при виде окончания эпохи коммунистических сатрапов в Восточной Европе, а также Салазара, Франко и Саддама Хусейна. Почему же я должен быть огорчен бегством Бен Али и скорой, как я надеюсь, отставкой Мубарака? Пусть они винят самих себя в том, что их народы выгоняют их из страны без малейшего сожаления. Будущее еще не определено, ведь, как вы помните, на смену шаху пришел Хомейни. И что в итоге? Должен ли я упрекать царя царей в том, что тот не пролил достаточно крови в ходе последнего столкновения, или в том, что тот пролил ее чересчур много в предыдущие годы?

Подъем народного движения, которое свергает деспотический режим – это и называется революцией. Свои кровавые корни признает любая великая западная демократия, прежде всего Франция при Сен-Жюсте: «Обстоятельства просты лишь для тех, кто отступает перед могилой». Гибель молодого Халеда Саида, которого избили до смерти александрийские полицейские, не запугала людей, а наоборот стала толчком к новым действиям. Facebook и Twitter превратились в эквивалент самиздата, а тонкая прослойка пользователей интернета – знаменосцев диссидентского движения. Зародившись из пыла тех, кто не колеблясь готов принести себя в жертву (как, например Мохаммед Буазизи в Сиди Бузиде), искра, которая сожжет тирании, несется через наше пространство-время. В Афинах V века до нашей эры, городе философов, с уважением вспоминали о знаменитых убийцах тиранов Гармодии и Аристогитоне.

Наивность

Свобода – вещь противоречивая, в ней содержится «глубочайшая пропасть и высочайшее небо» (Шеллинг). Путь Европы говорит нам о том, что революция может привести к чему угодно, как к республике и всеобщему благу, так и к террору, войнам и завоеваниям. В то время как в Каире власть теряет почву под ногами, Тегеран празднует 32-ю годовщину революции фестивалем из виселиц и жестоких пыток. Египет – это не Иран эпохи Хомейни (Боже упаси!), ленинская Россия, или Германия времен национал-социалистической революции. Он будет тем, во что превратят его стремящаяся к свободе и общению молодежь, «Братья-мусульмане», погрязшая в разброде и сомнениях армия, а также разделенные вселенских размеров пропастью богатые и бедняки.


Судите сами: 40% населения Египта голодает, а 30% неграмотно. Все это, конечно, осложняет установление демократии, но отнюдь не делает ее невозможной, иначе парижанам так и не удалось бы взять Бастилию. Добавьте сюда тот факт, что 82% (по данным на июнь 2010 года) египетских мусульман поддерживают введение шариата и избиение камнями неверных жен, 77% нормально относятся к отрубанию руки ворам, а 84% выступают за смертную казнь для всех вероотступников. Такие результаты явно сводят на нет все чересчур оптимистичные и наивные прогнозы на будущее.

Чтобы пройти путь от первой революции до установления демократической и светской республики, Франции потребовалось почти два века. Россия и Китай вряд ли смогут двигаться вперед быстрее… или вообще достичь этой цели. Даже США, которые искренне считают, что смогли уложиться в десять лет, на самом деле глубоко заблуждаются: им пришлось расплачиваться ужасной гражданской войной, классовой борьбой и сражением за гражданские права – целых два века пышного цветения кровавых роз ненависти.

Революция и свобода не обязательно подразумевает демократию, уважение к меньшинствам, равенство полов и добрососедские отношения с другими народами. Все это еще нужно завоевать. Арабские революции нужно приветствовать, так как они положили конец покорному подчинению многих народов. Однако не будем и рассыпаться в похвалах: риски и угрозы очевидны для всех. Стоит лишь вспомнить о собственной истории: будущее остается все таким же непредсказуемым.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.