Лоран Гбагбо сидит на небольшом диване. Его лицо выражает удивительное спокойствие и чувство собственного достоинства. «Пожалуйста, не сейчас. Пока мне нечего сказать». Один лишь голос лишенного власти президента выдает его усталость и пережитый за последние часы страх. Бывшему главе государства был нанесен тяжелейший удар. Вокруг него молча стоят пять охранников из солдат Республиканских сил Кот-д’Ивуара. По непонятной причине, они выглядят заметно смущенными. Маленькая комната в гостинице Hôtel du Golf, где в настоящий момент держат в заключении Лорана Гбагбо, кажется до странного тесной. Рядом с ним его супруга Симона прячет опухшие от слез глаза. Она закрывает руками лицо, и нам видна лишь пришедшая в беспорядок прическа. Ее платье порвано, а кожа покраснела от ударов небольшой группы разбушевавшихся оппозиционеров. Снаружи какой-то мужчина размахивает прядью волос и кричит: «Это волосы Симоны!»      

Жестко и неожиданно

Падение Лорана Гбагбо было жестким и неожиданным, как, собственно, и весь кризис в Кот-д’Ивуаре. Нападение на его резиденцию состоялось около 10 утра. В решающем штурме приняли участие все командиры РСКИ, от Зашарии Коне (Zacharia Koné) до Шерифа Усмана (Chérif Ousmane). К тому времени оборона виллы, которую всю ночь и утро обстреливали вертолеты французских и ооновских сил, была практически уничтожена. Дверь охраняла лишь горстка вооруженных людей. Шесть сотен тщательно отобранных бойцов РСКИ легко взяли верх над последними сторонниками Гбагбо. «Все прошло очень быстро. Нам почти не пришлось драться. Не уверен даже, что мы вообще сделали хоть один выстрел», - улыбается командир Иссиака Уаттара (Issiaka Ouattara), весело поглядывая на пленника. 

Всего в нескольких метрах на разобранной постели сидит старший сын бывшего президента Мишель Гбагбо. Он слушает, опустив голову. Его распухшее лицо и раны на ногах свидетельствуют о кошмарной ночи. «Вертолеты стреляли всю ночь. В нас попало не меньше 30 бомб. В понедельник около 11 часов начался пожар. Он был небольшим, и мы могли продержаться. Но утром вертолеты вернулись. На этот раз огонь разошелся по всей вилле. Нам пришлось выйти из бункера. Снаружи больше не было солдат. Я взял свою одну из своих старых футболок, чтобы сделать белый флаг, и мы ждали, пока они придут, не зная, что с нами будет», - отрывисто говорит он. Ему едва удалось избежать самосуда, и его ноги все еще трясутся.  
 
«Он должен умереть. И не от пули»

Новость об аресте Гбагбо поначалу вызвала в отеле лишь раздраженную суету. Никто не хотел верить в столь скорый крах бывшего президента. Затем в вестибюле появляется опозоренный полуголый человек, что становится сюрпризом для доброй половины присутствовавших и развеивает все сомнения. Окрестные здания сотрясаются от бешеных криков, и в дверь начинают ломиться сотни возбужденных сторонников Алассана Уаттары и опьяневших от радости военных. Толпа бурлит и ревет, выкрикивая зачастую неразборчивые лозунги. Перед дверью на лестницу образуется настоящая давка. Всем хочется увидеть пленника. Все этого требуют. «Я воевал, у меня есть право», - заявляет бывший мятежник, размахивая амулетом. «Мы не хотим, чтобы он сел в тюрьму. Он должен умереть. И не от пули. Только так», - беснуется его сосед, вращая над головой небольшим топориком.  

Постепенно среди людей нарастает раздражение. Радость уступает место навеянному воспоминаниями гневу, духу охоты. Появление других обитателей бункера навевает на мысли о расправе. Все они мертвенно-бледны. Один из ближайших последователей Лорана Гбагбо, генеральный секретарь президентской канцелярии Дезире Тагро (Désiré Tagro) бешено вращает глазами, сидя в кузова разбитого грузовика. Он почти не одет и держит кусок ткани у разбитой губы. За ним прячутся две дочери президента. Вокруг них собирается вопящая и угрожающе настроенная толпа. От самосуда ее удерживает лишь присутствие солдат РСКИ. Пленникам в итоге удается успешно дойти до укрытия. Гнева у людей по-видимому не вызывают лишь престарелая мать президента и его внуки.

Град ударов

Появление лидера молодых патриотов Шарля Бле Гуде (Charles Blé Goudé) провоцирует новую вспышку ненависти и град ударов. Проходит немало времени до того, как «голубым каскам» удается восстановить хоть некое подобие порядка в этом хаосе, который угрожает окрасить кровью день триумфа Алассана Уаттары. Выступая по телевидению, премьер-министр Гийом Соро (Guillaume Soro) заявил о «сборе» верных Лорану Гбагбо военных.
 
«У нас не будет охоты на ведьм, поэтому присоединяйтесь к республиканским силам», - сообщил бывший глава мятежников. В РСКИ намереваются задержать все руководство рухнувшего режима, в результате чего ни одна машина не может выехать из Абиджана без тщательного досмотра. Что касается судьбы Лорана Гбагбо. Ее будут решать в суде.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.