Каддафи остался один на один с мировым сообществом после того, как Россия, единственная страна, ранее не отвернувшаяся от него, присоединилась к остальным членам «большой восьмерки» в утверждении, что Каддафи полностью потерял легитимность и не имеет будущего в демократической Ливии.

Продолжающиеся разногласия между Россией и Западом не позволили подписать соглашение о том, как действовать в отношении сирийского режима, чтобы репрессии были прекращены. Предполагаемое обращение в Совет Безопасности ООН было изъято из официального заявления «Большой восьмерки».
 
Дэвид Кэмерон заявил, что не будут предприняты никакие попытки договориться с Каддафи, а единственный возможный вариант развития событий – отказ ливийского лидера от власти. Кэмерон, который провел совещание о ходе военной операции с Бараком Обамой и Николя Саркози в ночь четверга, заявил, что военная операция против Каддафи входит во вторую фазу и давление на режим начинает приносить свои плоды.

Существовали предположения, что Россия выступит в качестве посредника, гарантирующего мирный отказ от власти Каддафи, но Кэмерон заявил, что российский президент Дмитрий Медведев не обсуждал данную возможность на переговорах.

Кэмерон заявил, что важно оправить понятное послание, если данное предложение возникнет – а состоит послание в том, что Каддафи должен уйти. «Все, что угодно может произойти после. Любые предложения о посредничестве должны восприниматься через данную призму», - заявил британский премьер.

По его словам, ливийский режим начал ощущать давление. «Произошла целая серия контактов, телефонных звонков и факсов, которые гласят лишь одно: «Как нам выйти из сложившегося положения? Что мы можем сделать?» На такие вопросы есть всего лишь один ответ – Каддафи должен уйти».

Саркози сообщил, что хочет вместе с Кэмероном поехать в Бенгази для переговоров с ливийской оппозицией, что помощники Кэмерона не восприняли серьезно.

Саркози также отметил, что «существует единая поддержка данной цели, и способы борьбы с Каддафи вполне очевидны, жестки и приняты всеми членами Большой восьмерки, включая Россию».

В нетипично простой манере для заявлений саммитов «Большой восьмерки» лидеры заявили, что «Каддафи и ливийское правительство не справились с задачей по защите ливийского населения и потеряли свою легитимность. Каддафи нет места в будущем демократической Ливии, и он должен уйти».

«Мы приветствуем работу Международного уголовного суда по расследованию преступлений в Ливии. 16 мая главный прокурор запросил три ордера на арест». Россияне заявили, что пошлют делегацию в Бенгази, но не примут Каддафи на своей территории.

Заявление очень размыто комментировало события в Сирии, признавая, что арабский мир разделился на тех, кто верит, что президент Ассад еще может найти дорогу к примирению, и тех, кто в этом сомневается.

Саркози был более прямолинейным: «Ситуация неприемлема, и действие властей шокирует. Мы сделали все от нас зависящее, чтобы Сирия стала полноправным членом международного сообщества. Мы старались помочь, посоветовать, понять. Но, к сожалению, лидеры страны идут на попятную, и они лишились доверия. Мы критикуем то, что должно быть раскритиковано».

Изменение стиля заявления на более мягкую формулировку об «угрозе возможных мер» состоялось при участии России, которая обладает правом вето в Совете Безопасности ООН и которая не одобряет способ толкования западными странами принятой ранее резолюции по Ливии, которая позволила силам НАТО наносить авиаудары по силам Каддафи с целью защиты мирного населения.
 
«Не существует причин, по которым данный вопрос (Сирии) должен обсуждаться в Совете Безопасности», - заявил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. Он заявил, что черновик резолюции, появившийся в Совбезе в среду и подготовленный Великобританией, Францией, Германией и Португалией  - «вредный и несвоевременный». Он добавил: «Мы даже не будем читать текст резолюции». Китай также выразил свое желание наложить вето на возможную резолюцию.

Тон заявления по Ливии выглядит как личная победа Саркози, который намекает на то, что он уговорил сомневающуюся Россию отбросить сомнения о размахе военной операции, включая решение Франции и Великобритании предоставить НАТО военные вертолеты для наземной атаки.
 
Далее в заявлении тон меняется: «Мы поддержим политический переход власти, который отразит желание ливийского народа. Мы подчеркиваем нашу поддержку сохранить суверенитет, независимость, территориальную целостность и национальное единство Ливии».

Лидеры «Большой восьмерки» в заявлении отметили, что «мировая экономика восстанавливается», хотя необходимо продолжать работать над уменьшением дефицитов и мирового неравенства.