В своих предыдущих статьях я неоднократно говорил о том, что дальнейшая  траектория движения Египта будет во многом определять судьбы "арабской весны". В силу своей демографии и культурного веса Египет оказывает огромное влияние на весь арабский мир. Если этой стране как-то удастся укрепить хотя бы наполовину либеральную демократию, это окажет благотворное влияние на остальной исламский мир; а если она сползет в болото авторитарного правления (или еще хуже, создаст у себя некое подобие арабского фашизма), это явно будет иметь ужасные последствия для соседних государств, которые начинают делать первые несмелые шаги к представительной системе власти.

Хотя западная пресса почти никогда об этом не упоминает, мне совершенно ясно, что "арабская весна" связана главным образом не со стремлением к демократии как к политической системе, а в большей степени с "достоинством". Это гораздо более обширное и зачаточное понятие, куда входит целый набор недовольств и обид на всю систему современного общества. Египтяне возмутились не просто, потому что  не имели права голоса и не могли повлиять на систему власти, хотя это, конечно, одна из главных их жалоб. Возмущение было вызвано тем, что им платят мизерные зарплаты, что рабочих мест чрезвычайно мало, что плоды от экономического роста почти полностью пожинает крошечная и исключительно коррумпированная элита страны.

Еще по теме: США запугивают мир "арабской весной"


Так что не надо быть особо одаренным и проницательным наблюдателем, чтобы понять: если экономика Египта не укрепится самым существенным образом, если доходы от экономического развития не будут распределяться более равномерно во всем обществе, если не будут созданы в достаточно больших количествах прилично оплачиваемые рабочие места, то вырвавшееся прошлой зимой наружу недовольство и возмущение будет и дальше тлеть и давать периодические вспышки. Поэтому наблюдение за развитием событий в Египте вызывает замешательство и разочарование. Его экономика, если хотите, оказалась в еще более плачевном состоянии на грани полной дисфункции, чем до свержения Мубарака.



Согласно данным экономических прогнозов, египетская экономика должна развиваться со среднегодовыми темпами как минимум 7 процентов – просто чтобы не допустить роста безработицы. То есть, чтобы предотвратить снижение подушевого дохода (не улучшить ситуацию среднестатистического работника, а просто сохранить стабильность), Египет должен обеспечивать рост в 7 процентов ежегодно – как минимум, на протяжении следующего десятилетия, а может, еще дольше. Население в Египте будет расти очень быстро, поскольку показатели рождаемости там по-прежнему  устойчиво высоки. Поэтому он должен добиваться исключительно быстрого экономического роста, просто чтобы держаться на плаву. Такому положению не позавидуешь.

Безусловно, если говорить о реальном мире, то египетская экономика в последние несколько  лет находится в катастрофическом состоянии. Парализованная забастовками и беспорядками, эта страна в 2011 году смогла обеспечить экономический рост всего в 1,9% (если учесть, что рост численности населения в Египте составил примерно 2%, страна в действительности стала беднее). Измотанная мощной социальной напряженностью и сохраняющейся нестабильностью, египетская экономика в 2012 году сумеет обеспечить рост где-то порядка 2,4%. А если принять во внимание риски спада в мировой экономике, то вполне можно ожидать, что темпы роста в 2012 году будут даже ниже, чем в 2011-м. В этих условиях, к сожалению, вполне реальна и перспектива рецессии.

Еще по теме: Арабская весна - назад пути нет


Таким образом,  после свержения Мубарака египетская экономика показывает худшие результаты, чем в предыдущие несколько  лет. Темпы ее роста настолько низки, что та социальная напряженность, которая лежала в основе всенародного восстания, еще больше усиливается. Египет сегодня вынужден снять шляпу и униженно просить о подаяниях МВФ. А это самое отвратительное место для развивающейся страны, потому что помощь МВФ в виде займов и кредитов неизбежно влечет за собой сокращения социальных программ и расходов на социальные нужды. И основная тяжесть таких сокращений ляжет на плечи самых бедных и угнетенных представителей египетского общества (а это еще больше усилит межклассовые противоречия, которые стали одной из главных составляющих движения против Мубарака).

В своем анализе и прогнозах я стараюсь избегать нагнетания чрезмерной нервозности. Но экономическое бедствие Египта за последние несколько  уже привело к многочисленным отрицательным политическим последствиям, и если такая ситуация сохранится, проблем будет еще больше. Реакционные политические группировки, такие как "Братья-мусульмане", выигрывают сегодня от политического хаоса в Египте, и они выиграют еще больше, если экономика страны войдет в состояние застоя (консерваторы и националисты со своими готовыми формулами возложения вины на внешние силы и разного рода "предателей" почти всегда выигрывают от экономических неурядиц в ущерб более либеральным организациям. Самый наглядный тому пример – это "движение чаепития" в Соединенных Штатах).

А Египет это сплошное экономическое бедствие, котел политической нестабильности. Эта страна подобна пороховому складу, устроенному у самого фундамента Ближнего Востока. Нестабильный Египет будет создавать угрозу стабильности каждой второй стране в этом регионе, включая Израиль и Саудовскую Аравию, которые являются самыми сильными и самыми стабильными странами на Ближнем Востоке.

 


Еще по теме: Что принес 2011 год арабскому миру?

Я искренне надеюсь, что более холодные головы возьмут верх. Но очень легко можно представить себе сценарий, в котором в Египте, постоянно находящемся в состоянии хаоса, нестабильности и усиливающейся бедности, возникнет фашизм с местной спецификой, который возложит всю вину за проблемы страны на "неверных" христиан-коптов, которые составляют меньшинство, а также на утрату традиционных исламских добродетелей и ценностей. Это будет мощный парадокс и большая ирония, если падение Мубарака, ставшее классическим примером "продвижения демократии", было возможно лишь потому, что его решила бросить на произвол судьбы администрация Обамы. Этот шаг вызвал мощный хор одобрительных возгласов со стороны республиканцев, но он вполне может привести к первой настоящей форме "исламофашизма". Этот термин до настоящего времени использовали только в разнузданных правых статьях, появлявшихся в неоконсервативных журналах, таких как Weekly Standard и Commentary.

Безусловно, за развитием ситуации надо очень пристально следить. Если египетская экономика каким-то магическим образом воспрянет, то политические расчеты изменятся, и картина будет не такой мрачной, как сейчас. Но если судить по ситуации на сегодняшний день, то в этой стране, являющейся краеугольным камнем всего Ближнего Востока и центром притяжения исламского мира, немного позитивных новостей, заслуживающих внимания. В мире, к сожалению, немало проблемных мест (беспорядочный дефолт в Греции будет иметь еще худшие последствия, чем сползание Египта в хаос), но необходимо уделять гораздо больше внимания замедленному экономическому коллапсу Египта, который сопровождается тихо закипающей яростью. Ситуация наверняка ухудшится, прежде чем начнется ее улучшение. Это весьма прискорбный поворот в победном шествии "арабской весны".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.