25 августа Китай поприветствовал президента Зимбабве Роберта Габриэля Мугабе, который прибыл с визитом в КНР, салютом из двадцати одного залпа. Мугабе — один из четырех африканских лидеров, которых Вашингтон решил не приглашать на саммит стран Африки в США, состоявшийся в начале этого месяца. Запад считает президента Зимбабве «изгоем», но в Китае его встречают с большими почестями.

Можно лишь восхищаться тем, как китайское правительство высказывает свою независимую точку зрения в то время, как западные страны коллективно игнорируют Мугабе. Зимбабвийский лидер — старый друг Китая, поэтому не стоит и задумываться о том, как отреагирует на этот визит Запад.

В этом году Роберту Мугабе исполнилось 90 лет, он — старейший в мире действующий руководитель государства и единственный африканский «отец-основатель», правящий до наших дней. Мугабе руководит Зимбабве уже 34 года. Его отношения с Западом испортились в 2000 году, когда Мугабе начал проводить земельную реформу. Он лишал белых фермеров земли и отдавал ее безземельным неграм, за что западные страны осудили его. Однако Мугабе получил поддержку со стороны черного населения, что позволило ему постоянно побеждать на президентских выборах. Это окончательно определило будущее его отношений с Западом.

Китай не участвует в спорах по вопросам внутренней политики Зимбабве и продолжает поддерживать хорошие отношения с правительством Мугабе. Но ярким проявлением независимости во внешней политике это выглядит только в глазах Запада. Мугабе является действующим председателем Сообщества развития Юга Африки, вполне возможно, что в будущем году он станет также председателем Африканского союза, объединяющим 54 государства. Кроме того, санкции, которые сейчас распространяются на Зимбабве, были наложены исключительно западными странами, ООН никакие меры не вводила.

По сути дела, внешнеполитический упор западных стран на их систему ценностей — просто забота о собственных интересах. То, что они объявили Мугабе своим врагом из-за проведенной им земельной реформы — дело совершенно понятное. В стране еще с колониального периода сохраняется определенная правительственная структура, есть оппозиционные партии и неподконтрольные государству СМИ. Зимбабве во многом более демократична, чем некоторые союзные Америке страны на Ближнем Востоке. Однако стоило Зимбабве посягнуть на права белого населения, как она стала так называемым «изгоем» в глазах Запада.

Почему Китай семимильными шагами развивает сотрудничество со странами Африки? Да потому, что возможности китайского технического обеспечения и правила сотрудничества, за которые выступает Китай, подходят континенту больше чем то, что предлагают другие страны. Больше всего Африка нуждается в создании инфраструктуры, а прокладка инфраструктуры — сильная сторона КНР. Африке также необходимы партнеры, которые будут относиться к ней, как к равной. Китай подходит и по этому пункту. А Запад любит показать норов, то и дело сваливая на африканцев вину за проблемы в сотрудничестве и выставляя себя своего рода аристократами из-за моря.

В немилость к Западу попал не только Мугабе, но и лидер Судана Омар аль-Башир. Гаагский суд даже выдал ордер на его арест. Высокомерные действия западных стран привели к тому, что Африка еле сносит представителей западного мира. Исторически сложилось так, что Европа относилась к народам континента с презрением, и сейчас складывается ощущение, будто ей до сих пор ничуть не стыдно за это. Запад считает свои обязанности по помощи африканским странам милостыней и рычагом воздействия. Отношение западных стран к африканцам, как мы видим, ничуть не поменялось со временем.

В китайском обществе также есть те, кто не питает большой симпатии к Африке, но это не оказывает заметного влияния на нашу политику в регионе. В целом отношение к Африке позитивное. Равенство и стремление к выстраиванию взаимовыгодных отношений с ней — не какое-то пустословие чиновников, а то, чем мы действительно руководствуемся в налаживании контактов с африканскими партнерами.

Сотрудничество Китая и стран африканского континента проистекает из того, что оно напрямую отвечает китайским национальным интересам. Конкуренция с Западом никогда не была для Китая основным фактором во время определения нашей африканской политики. По правде говоря, мы и понятия не имели, что Запад столь мало верит в свои силы и возможности в Африке. Китай не заключал эксклюзивных соглашений с Африкой, и никогда не планировал «брать ее без боя». А Западу все равно неспокойно, но это его проблемы.

Америке и Европе необходимо предоставлять Африке ту помощь, в которой она нуждается, а не решать самим, какую помощь оказывать. Кроме того, Западу не стоит постоянно вводить санкции против «непослушных» африканских стран. Отказываясь сотрудничать с ними в каких-то сферах, западные страны, вполне возможно, предоставляют Китаю большую свободу для маневра в этих областях. Это не Китай рвется вперед, а западные страны сами уходят на задний план.

В китайском обществе давно уже звучат разные мнения, поэтому время от времени слышны и голоса тех, кто, вторя Западу, критикует таких людей-символов Африки, как, например, Мугабе. У этой точки зрения есть право на существование, однако стоит отметить, что все это скучное и бездумное повторение услышанного. Важно то, что так может думать один или несколько человек, но Китай, будучи великой державой, ни в коем случае не может превратиться в своего рода попугайчика в клетке из западного мышления и западных интересов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.