Как основатель правозащитной организации Human Rights Watch, как ее руководитель на протяжении 20 лет и как ее почетный председатель, я должен сделать то, чего никогда не мог предвидеть: публично присоединиться к критикам этой организации. Изначально миссией Human Rights Watch было следить за закрытыми обществами, отстаивать основные свободы и поддерживать инакомыслящих. Но в последнее время она публикует такие доклады по израильско-арабскому конфликту, которые помогают тем, кто стремится превратить Израиль в государство-изгоя.

У себя в Human Rights Watch мы всегда признавали, что открытые демократические общества имеют недостатки и допускают злоупотребления. Но мы понимали, что они способны исправлять эти недостатки - благодаря активным общественным дебатам, критически настроенной прессе и многим другим механизмам, способствующим процессам реформирования.

Поэтому мы всегда старались проводить четкую грань между демократическим и недемократическим миром в попытке создать ясность в вопросе прав человека. Мы стремились не допустить того, чтобы Советский Союз и его последователи вели игру в нравственное равенство с Западом. Мы боролись за либерализацию, привлекая внимание к диссидентам, таким как Андрей Сахаров, Натан Щаранский,  и к миллионам других людей из советского ГУЛАГа и китайских трудовых лагерей лаогай.

Когда я в 1998 году ушел в отставку, Human Rights Watch активно действовала в 70 странах мира, которые в большинстве своем представляли собой закрытые общества. Сегодня же эта организация все чаще забывает о той важной грани, которую она проводила между открытыми и закрытыми обществами.

Это больше всего заметно в ее работе на Ближнем Востоке. В этом регионе масса авторитарных режимов, грубо попирающих права человека. Но в последние годы Human Rights Watch за нарушения норм международного права гораздо чаще осуждает Израиль, нежели любое другое государство Ближнего Востока.

В Израиле, население которого составляет 7,4 миллиона человек, работает как минимум 80 правозащитных организаций. Там есть живая и свободная пресса, действует демократически избираемое правительство и система судебных органов, которая часто выносит вердикты против власти. В Израиле существует политически активное научное сообщество, там множество политических партий и, судя по обилию программ новостей, там в расчете на душу населения больше журналистов, чем в любой другой стране мира, причем многие из них уделяют основное внимание освещению израильско-палестинского конфликта.

Тем временем, арабские и иранский режимы правят населением, составляющим по численности примерно 350 миллионов человек. И большинство этих режимов по-прежнему являются крайне жестокими, закрытыми и автократическими, не допуская практически никакого внутреннего инакомыслия. Но бедственное положение граждан этих стран, которым очень помогло бы внимание крупной и хорошо финансируемой международной правозащитной организации, игнорируется, поскольку ближневосточное отделение Human Rights Watch пишет доклад за докладом об Израиле.

Human Rights Watch утратила крайне важное видение перспективы этого конфликта, в котором Израиль подвергается постоянным нападениям со стороны  ХАМАС и "Хезболлы" - организаций, охотящихся за гражданами Израиля и использующих свой народ в качестве живого щита. Эти группировки пользуются поддержкой иранского правительства, которое открыто заявляет о своем намерении не только уничтожить Израиль, но и убивать повсеместно евреев. Такое подстрекательство к геноциду является нарушением Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

Руководители Human Rights Watch знают, что ХАМАС и "Хезболла" предпочитают вести войну в густонаселенных районах, сознательно превращая жилые кварталы в поле боя. Они знают, что в Газу и Ливан попадает все больше современного оружия, которое наверняка будет применено. Они также знают, что из-за такой воинственности этих группировок палестинцы по-прежнему лишены всех шансов на мирную и созидательную жизнь, которой они заслуживают. Однако Израиль, неоднократно становившийся жертвой агрессии, сталкивается с главным ударом критики со стороны Human Rights Watch.

Эту организацию совершенно очевидно беспокоит в основном то, как ведутся войны, а не то, каковы их мотивы. Безусловно, даже жертвы агрессии должны соблюдать законы войны и делать все для сведения к минимуму потерь среди мирного населения. Тем не менее, существует разница между правонарушениями, совершенными в целях самообороны, и правонарушениями, совершенными преднамеренно.

Но как Human Rights Watch узнает, что эти законы нарушаются? В Газе и прочих местах, где нет доступа к местам ведения боев, а также невозможно связаться с принимающими стратегические решения военно-политическими руководителями, крайне сложно выносить окончательные суждения по поводу  военных преступлений. Авторы докладов о них зачастую полагаются на свидетелей, чьи рассказы невозможно проверить. Эти люди могут давать показания для получения каких-то политических выгод, либо потому что  они опасаются возмездия со стороны  собственных правителей. Примечательно то, что сказал о действиях Сил обороны Израиля в Газе бывший командующий британским контингентом в Афганистане и эксперт по методам и способам ведения войны полковник Ричард Кемп (Richard Kemp): "[Они] сделали для защиты прав гражданского населения в зоне боевых действий больше, чем любая другая армия за всю историю ведения войн".

Лишь вернувшись к своей первоначальной и основополагающей миссии и возродив тот дух смирения, который ее воодушевлял, Human Rights Watch сможет восстановить свои позиции высоконравственной силы на Ближнем Востоке и во всем мире. Если ей не удастся добиться этого, она серьезно подорвет свою репутацию и авторитет, и ее роль в мире будет существенно снижена.

Роберт Бернштейн бывший президент и директор издательства Random House. Он был председателем Human Rights Watch с 1978 по 1998 годы.