Когда президенты или госсекретари США говорят о необходимости помощи народу в Ираке (Афганистане, Колумбии, албанцам в Косово, и т.д – выбирайте сами) в их борьбе за свободу и демократию, они пытаются старательно рисуют картину улыбающихся семей с детьми, местных учителей или врачей подобно тем, которые можно лицезреть на щитах, рекламирующих товары корпорации «Таргет» или Walmart.

Они друзья, попавшие в беду. Они естественные союзники, которые сражаются против тех или иных угроз и гнета.

Но когда речи произнесены, телевизионные выступления закончены, когда приказы отданы, наступает время командиров, дипломатов и секретных агентов, действующих на местности, определить, кто же они эти союзники и как с ними работать. И вот тут-то картина кардинально меняется.

Вдруг выясняется, что улыбающиеся иракские или афганские врачи либо не существуют в природе, либо отказываются оказывать какое-либо содействие в борьбе с «порочным» местным населением. Поэтому командирам на местах приходится сужать определение «союзник» до узкого круга лиц, которые «желают, готовы и способны убивать наших врагов».

Таким человеком был подполковник Ахмед Субхи аль-Фахал (Ahmed Subhi al-Fahal). На прошлой неделе он погиб от рук террористов-смертников в Тикрите.

Официальное название должности погибшего подполковника, которое весьма сложно перевести с арабского, звучит как  начальник отдела по борьбе с беспорядками в иракской провинции Салахуддин.  По названию этой должности очень сложно сказать, каким же человеком на самом деле был этот Ахмед Субхи аль-Фахал. 

Местный авторитет, который очень не любил исламских экстремистов-суннитов. Человек готовый стрелять и убивать.

И он действительно был готов это делать.

"Фахал утверждал, что от его рук пали более 250 террористов из движения «Аль-Каида». Двести из них были иракцами, а 50 иностранными наемниками из арабских стран», осторожно сообщает агентство The Associated Press в некрологе.

Уровень доверия между Фахалом и американскими офицерами был настолько велик, что последние позволяли ему и его отряду (личной армии?) действовать из их неприступной крепости – бывшего дворцового комплекса Саддама Хусейна.

"Членов ‘аль-Каиды’ надо убивать, потому что перевоспитывать их бесполезно», - заявил в своем интервью аль-Фахал незадолго до смерти.

Это мало похоже на «Предупреждение Миранды» (разъяснение подозреваемому его прав которые зачитываются при аресте - прим.перев.), звучащее из уст иракского полицейского. Но война есть война, и кто-то должен ее вести, не так ли?

Но только не следует делать это перед телевизионными камерами и фотообективами. 

Бригадный генерал Нгуэн Нгок Лоан (Nguyễn Ngọc Loan) познал это на своем тяжелом опыте.

Возможно, вы помните известную фотографию Associated Press, изображавшую, как тогдашний бригадный генерал армии Республики Вьетнам казнит закованного в наручники пленного из Национального Фронта Освобождения Южного Вьетнама (также известного как Вьетконг), который якобы напал (а, может быть, и не напал – все это сейчас тайна покрытая мраком)  на американских солдат. 

Эта фотография возымела больше действия, чем тысяча слов. Она вызвала такой взрыв негодования во всем мире, что карьера южновьетнамского генерала оказалась под ударом. 

Генерал Лоан все же дожил до старости и умер своей смертью в своем новом доме в Вирджинии. Американцы вывезли его из Сайгона на последнем вертолете. Так как Национальный Фронт Освобождения Южного Вьетнама не придерживался практики индивидуального возмездия, то правительство США не возбудило против генерала никаких судебных процессов. 

Франклин Д. Рузвельт однажды произнес (или якобы произнес) одну известную фразу. Она касалась сурового никарагуанского диктатора: «Самоса, может быть, и сукин сын, но он наш сукин сын».  

Добрый старина Рузвельт – в свой век политической наивности он мог позволить себе быть откровенным.

Это непозволительная роскошь, которую в наши дни никак не может позволить себе министр обороны США Роберт Гейтс (Robert Gates).

В качестве заместителя директора ЦРУ по разведке он несет прямую ответственность за выделение массивной финансовой и военной помощи, которую президент США Джимми Картер (Jimmy Carter), а впоследствии, со смаком, Рональд Рейган (Ronald Reagan) оказывали любым силам, желающим воевать против советских войск в Афганистане в 1980-е годы.

Возьмем, к примеру, Гульбуддина Хекматьяра (Gulbuddin Hekmatyar), человека, который начал свою карьеру в качестве главаря банды, которая плескала кислоту в лицо афганским женщинам, если те снимали чадру.

Тяжело назвать такого человека «дорогим», но это именно то, кем он стал для оперативников ЦРУ.

Хекматьяр был первым и, несомненно, самым большим получателем американских денег, оружия и иных видов помощи, исчисляемой в десятки миллионов долларов.

Он был очень успешным командиром в том смысле, что, когда ему было нужно взорвать патрульную машину советских войск, он рассматривал жертвы среди гражданского населения близлежащих сел в качестве сопутствующего ущерба.

Напомним вам, если вы вдруг забыли, что сейчас, 25 лет спустя, Хекматьяр является наиболее опытным и дерзким врагом США в Афганистане. Он действует совместно с движениями «Талибан» и «аль-Каида».

Но Хекматьяр отнюдь не единственное кислое яблоко.  

Другой пример – это Абдул Хак (Abdul Haq), говорящий по-английски бывший прозападный командир моджахедов, которого США якобы взрастили и пророчили в новые лидеры Афганистана после свержения режима «Талибан».  

Но Талибы первыми добрались до Хака. Они поймали и публично повесили его в 2001 году. Это избавило целую плеяду госсекретарей США от щекотливой необходимости объяснять, почему же США поддерживают человека, чьи городские партизанские отряды бомбили и поджигали не только советских военных и их афганских союзников, но также школы и базары в восьмидесятые годы прошлого века.

Невозможно выиграть войну под флагом любви и мира. Иногда приходится принимать сложные решения.

Но вряд ли кто-нибудь захочет оказаться на месте Збигнева Бжезинского (Zbigniew Brzezinski), советника по национальной безопасности в администрации Джимми Картера, который  в 1998 году, выступая перед журналистами французского еженедельного журнала Le Nouvel Observateur («Новый обозреватель»), произнес свое известное изречение. На вопрос:

- Есть ли у вас какие-то сожаления по поводу того, что вы поддерживали исламских фундаменталистов, снабжая их оружием и давая советы будущим террористам?

Бжезинский ответил: Что более важно для истории? Движение «Талибан» или падение Советской империи? Какие-то взбудораженные мусульмане или освобождение Центральной Европы и конец «холодной войны»?

Три с половиной года спустя в Нью-Йорке рухнули башни Всемирного Торгового Центра ....

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.