В пятницу президент США Барак Обама на телеканале CBS заявил, что Иран пытается получить «возможность разрабатывать ядерные вооружения», и что в ответ на это он и его союзники «собираются увеличить давление … действуя заодно с международным сообществом». Никто больших надежд на эти разговоры, конечно, не возлагает – президент Джордж Буш повторял те же слова с 2006 года, и без большого эффекта.

Правда, Россия и Китай дали согласие на своё участие в окончательном обсуждении резолюции Совета Безопасности об ужесточении санкций, наложенных на Иран ещё три года назад за невыполнение совершенно чётких требований договора о нераспространении ядерного оружия (NPT). Но вместе с тем Москва и Пекин ясно дали понять, что они не верят в то, что Иран действительно разрабатывает ядерное оружие. Если на то пошло, в США в это тоже не верят. По данным ЦРУ, подобное решение ещё не было принято, и нынешние усилия Ирана в области ядерных технологий способны лишь привести к ситуации, когда создание ядерного оружия станет возможным.

В результате Россия и Китай чётко дали понять, что будут блокировать любые новые санкции, способные нанести значительный ущерб Исламской Республике, поскольку понимают, что создавшийся тупик можно разрешить только путём диалога, и любые санкции тут вряд ли окажутся полезными.
Международное сообщество, конечно, едино в своём понимании того, что нельзя позволить Ирану создать ядерное оружие; но ведь «возможность разрабатывать» ядерное оружие – это нечто иное. Любое государство, в распоряжении которого есть полный цикл программы мирной ядерной энергетики, имеет «возможность» для разработки ядерных вооружений; а Иран имеет полное право на такую программу как страна, подписавшая  NPT. До сих пор позиция США, Франции, Великобритании и Израиля состояла в том, что нельзя позволять Ирану обогащать уран для целей ядерной энергетики, потому что это позволит ему создавать радиоактивное сырье оружейного качества. Однако остальные страны  международного сообщества всего лишь хотят быть уверенными в том, что программа обогащения Ирана не противоречит гарантиям безопасности NPT в отношении распространения вооружений.

К настоящему моменту позиция США доказала свою несостоятельность. «Известно, что иранцы имеют ядерную программу, - заявил на прошлой неделе бывший госсекретарь США  Колин Пауэлл  (Colin Powell). – Обратите внимание: я не сказал «ядерное оружие». Вопреки всем нашим усилиям за последние шесть-семь лет, направленным на то, чтобы не допустить, чтобы они имели эту ядерную программу, - она у них есть. И я пока не вижу, какие такие немыслимые для иранцев санкции могли бы заставить их эту программу свернуть. Поэтому, думаю, решение, в конечном итоге, надо искать на пути переговоров».

В том же ключе председатель Комитета внешних сношений Сената, Джон Керри (John Kerry), в июне прошлого года предупреждал, что выдвинутое США требование, чтобы Иран отказался от обогащения урана, в целом просто «смешно»: ведь как страна, подписавшая NPT, Иран «имеет право на развитие мирной атомной энергетики и на обогащение сырья для этих целей».

Господа Пауэлл и Керри ратуют за то, чтобы США повысили шансы на успех своих дипломатических усилий, согласившись с правом Ирана обогащать уран, но ужесточив при этом меры безопасности против создания вооружений. Однако администрация Обамы своей позиции не изменила. И после провала сделки по обмену большей части имеющихся у Ирана на настоящий момент запасов обогащённого урана на готовое ядерное топливо Вашингтон сконцентрировал свои усилия на том, чтобы всеми силами добиться соглашения по постепенному наращиванию санкций – санкций, которые, по всеобщему мнению, ничего не дадут и для которых пока отсутствует план В.
Обама продолжает храбро заявлять, что «пустит в ход все возможности» (выражение для скрытой угрозы военной акции), однако стратегический истеблишмент США не скрывает своего скептичного отношения к акции, которая создаст риск разорительной войны в масштабе региона в обмен на очень ограниченный выигрыш.

Как выразился в конце прошлого года министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates): «Ни один вариант военных действий не может дать ничего, кроме временной отсрочки», -  подразумевая, что бомбардировки отбросили бы Иран назад на один – три года.

И Израиль, несмотря на господствующую там апокалиптическую риторику, по мнению хладнокровных аналитиков не сможет предпринять военные действия против Ирана без одобрения и помощи США; а это одобрение маловероятно. Всё это заставляет кое-кого склоняться к стратегии времен «холодной войны», направленное на «сдерживание» Ирана; но подобная стратегия тоже сопряжена с высокой опасностью развязывания новой войны. Создаётся полное впечатление, что Обама в иранском вопросе впал в тот же ступор, что и его предшественник.

Лидеры США любят заявлять, что они действуют против Ирана от имени всего ближневосточного региона, подразумевая, что их стратегия находит поддержку у правительств арабских стран. Вашингтонские ястребы настаивают, что арабы готовы рукоплескать американским бомбардировкам, истолковывая молчание, которое хранят арабские режимы, как разрешение США действовать от их имени. Это подчеркивает, насколько важно, чтобы раздались арабские голоса, бросающие вызов мысли о том, что прямая конфронтация с Ираном может привести к какому-то положительному результату.

На состоявшемся на прошлой неделе саммите Лиги арабских государств генеральный секретарь Амр Мусса (Amr Moussa) призвал к тому, чтобы энергично взяться за решение зашедшего в тупик вопроса, начав арабский диалог с Ираном. «Мы должны понять, в чём мы отличаемся от Ирана, в чём мы расходимся с его позицией и как нам следует поступить, - заявил г-н Мусса.  – Иран нам не враг, и наши диалог будет способствовать установлению мира и стабильности в этом регионе».
Лиге арабских государств пора взяться за дело, потому что в последнее время никакие исходящие из Вашингтона инициативы не дают надежды на прорыв патовой ситуации, всё еще способной раздуть пожар в регионе. Вашингтон и Тегеран нуждаются в помощи, чтобы найти свой путь к новому временному соглашению. Отчасти эта помощь может прийти из Китая, Турции и даже Японии, которая подспудно пытается сыграть роль посредникa в ядерном соглашении. Но вашингтонские ястребы настаивают на бомбардировках Ирана от имени арабов, и именно арабы пострадают от катастрофических последствий этих акта агрессии. Это должно быть для них сильным мотивом к тому, чтобы побудить их сыграть важную роль в сохранении мира.

Тони Кейрон – нью-йоркский аналитик, пишет на сайте www.tonykaron.com. Эта статья опубликована в «The National», г. Абу-Даби