Министра обороны Роберта Гейтса, конечно, не радует, что его секретная записка, направленная Белому Дому, в которой он признаётся в отсутствии долгосрочной стратегии действий против ядерных амбиций Ирана, стала на этой неделе достоянием гласности. Впрочем, это признание, вероятно, ни для кого не стало сюрпризом.

Это правда, президент Обама неустанно работает с участниками так называемой формулы P5+1 (пять постоянных членов совета безопасности ООН и Германия) с целью разработки нового более жёсткого пакета санкций против иранского режима. Президента можно похвалить за то, что он убеждает Россию и Китай принять участие в составлении проекта резолюции по санкциям (баснословный подвиг, если учесть историческое нежелание обеих стран даже думать о возможности санкций в отношении Ирана). Однако, на самом деле, никто не думает, что соглашение, которое в конечном итоге выработает ООН, хоть немного «покусится» на него, если прибегнуть к двусмысленному выражению Хиллари Клинтон.

Записка Гейтса, видимо, лишний раз вызвала к жизни грозный призрак военного ответа США в случае, если все санкции и усилия дипломатов не смогут сдержать ядерные исследования Ирана. Но даже сам Гейтс неоднократно заявлял, что военный удар по предприятиям, занятым обогащением урана, «был бы лишь временным решением», которое, в лучшем случае, только отсрочило бы осуществление ядерной программы Ирана на год или два. (Тут Гейтс ошибается: американский удар по территории Ирана, вероятно, ускорил бы осуществление ядерной программы Ирана).

Если же говорить о вероятности того, что Израиль захочет нанести удар по Ирану, не будем забывать, что единственный для израильтян путь к Ирану лежит через воздушное пространство Ирака, которое находится под строгим контролем Соединённых Штатов Америки. Бывший советник по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski) был совершенно прав, когда заявил в интервью the Daily Beast, что Соединённые Штаты не будут сидеть, как «беспомощные младенцы» и спокойно наблюдать, как другие страны — будь то друзья или враги — вторгаются в их воздушное пространство. Результат: без одобрения Америки Израиль не сможет напасть на Иран. А такое одобрение отказался дать даже Джордж Буш.

К тому же никто в точности не уверен, как далеко на самом деле простираются ядерные амбиции Ирана, и это ещё сильнее все запутывает. Отчеты спецслужб о ядерной активности Ирана год от года предоставляют разные сведения. Общепринятое мнение сводится к тому, что Ирану нужен еще год или около того, чтобы произвести достаточное количество материала, пригодного для изготовления бомбы, и сконструировать опытный образец оружия. Затем потребуется ещё от двух до пяти лет, чтобы создать атомную бомбу. Большинство аналитиков полагает, что конечная цель Ирана состоит в возможно более быстром достижении так называемого состояния «ядерной латентности». Это будет означать, что Иран приблизился к порогу возможности реализации программы создания ядерного оружия, но фактически его пока не изготавливает. Таким образом, Иран мог бы стать государством, фактически имеющим ядерное оружие, но при этом сохранить свой нынешний статус по договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) — подобного положения достигла Япония при помощи своей ядерной программы. Но, как заявил Гейтс Дэвиду Грегори в передаче «Встреча с прессой» на прошлой неделе, когда дело касается Ирана, различие между состоянием «ядерной латентности» и ядерным оружием становится очень небольшим.

Всё это приводит нас к основополагающей и неприятной истине: если Иран действительно хочет создать ядерное оружие, едва ли найдется в международном сообществе сила, способная как-то этому противостоять. А потому, чем ломать голову, как не дать Ирану возможности сделать ядерное оружие, лучше бы мы сосредоточились на том, как сделать, чтобы Иран этого не захотел.

Нетрудно понять, почему Иран хочет иметь ядерное оружие. Ядерная программа страны – вопрос не просто национальной гордости; это вопрос национальной безопасности. Конечно, с точки зрения Америки, Иран представляет угрозу национальной безопасности США. По мнению официальных лиц США, вмешательство Ирана во внутренние дела Ирака и Афганистана и его поддержка антиамериканских вооружённых сил в регионе – от Ирака до Ливана – это факты, с которым невозможно смириться. 

Что ж, вполне понятно. Но с точки зрения Ирана, Соединённые Штаты Америки представляют угрозу национальной безопасности Ирана. США вмешиваются во внутренние дела Ирака и Афганистана. США вооружают антииранские вооруженные формирования в регионе – от Ирака до Ливана. Несмотря на всю самонадеянность одержимого манией величия и несколько буйного президента Махмуда Ахмадинежада, иранский режим по-прежнему настороже и испытывает параноидальный страх перед всеми инициативами США в этом регионе. Попробуйте представить себе: Иран буквально окружен американскими войсками: Пакистан, Афганистан, Турция, Ирак, Кувейт, ОАЭ, Оман. Иран находится в положении государства, окруженного войсками другой страны, официальная внешняя политика которой недвусмысленно направлена на смену его режима.

Правда и то, что Иран представляет угрозу национальной безопасности Израиля (обратите внимание, я говорю об угрозе национальной безопасности, но не об экзистенциальной  угрозе). Единственная сила, способная угрожать существованию Израиля – самой богатой и самой влиятельной на Ближнем Востоке страны – это недальновидное нежелание её собственных лидеров согласиться с тем, что будущее их страны зависит от создания палестинского государства. Однако с точки зрения Ирана, наоборот, Израиль, который не уточняет, сколь велико число его ядерных ракет, направленных на Иран, представляет угрозу его национальной безопасности.

Кроме того, Иран получил ценный урок от других государств, которых вместе с ним относят к так называемой «Оси зла». Одно из этих государств – Ирак – не имеет ядерных вооружений; его оккупировали и разгромили. Другое — Северная Корея — ядерное оружие имеет; и международное сообщество вкладывает миллиарды долларов в то, чтобы всего лишь попытаться подкупить её правительство приступить к переговорам о программе вооружения их страны.

Как бы вы поступили на месте Ирана?

В конечном счете, единственный способ как-то повлиять на желание Ирана иметь ядерное оружие заключается в том, чтобы работать над проблемой распространения ядерного оружия в более широком аспекте, касаясь не только ситуации на Ближнем Востоке, но и в масштабе всего земного шара. Это мог бы быть пересмотр договора о нераспространении ядерного оружия, оказавшегося недостаточно эффективным инструментом для остановки распространения ядерных вооружений (Северная Корея, Израиль, Пакистан, Индия – список открыт). Президент Обама поклялся пересмотреть и ужесточить договор о нераспространении ядерного оружия, чтобы он позволил более эффективно решать  проблему ядерного распространения в реальных условиях XXI века. Пересмотр ДНЯО запланирован на осень этого года, во время ежегодной Генеральной ассамблеи ООН, которая состоится в сентябре. Задачей Совета Безопасности будет добиться того, чтобы все нации, имеющие ядерное оружие, которые должны будут подписать договор, признали схемы ДНЯО и представить свои ядерные программы для тщательного международного рассмотрения. К этим странам, разумеется, относится и Израиль, программу вооружений которого США десятилетиями помогали защищать от излишнего внимания международного сообщества. Сюда же входит и Индия, с которой США только что подписали крупную торговую сделку по ядерным компонентам, что полностью выхолащивает принципы Договора о нераспространении ядерного оружия. Ведь в этом договоре ясно сказано, что страна, подписавшая договор, не имеет права обеспечивать поддержку ядерными материальными компонентами стране, не подписавшей такого договора. Только обеспечив свой более строгий контроль и надзор над этими окружающими ядерными державами, США получили бы моральное право более активно сопротивляться ядерным амбициям Ирана, в чём бы они ни состояли.

Проблема Ирана, как правильно отметил президент Обама, это глобальная проблема. Мы быстро идём к миру, в котором ядерным оружием будут владеть либо все, либо никто. И нам нужно сделать всё, что в наших силах, чтобы не дать Ирану разработать ядерное оружие. Сюда входит и предложение гарантий безопасности, которые бы убедили Исламскую республику, что для её безопасности полезнее оставаться без этого разрушительного оружия, чем иметь его. Однако, чтобы убедить Иран в этой неопровержимой истине, потребуется всеобъемлющая стратегия нераспространения ядерного оружия по отношению ко всем остальным ядерным нациям в этом регионе; пока же все они, включая Северную Корею, получают от США миллиарды долларов помощи.

Итак, я снова задаю вам этот вопрос. Как бы вы поступили на месте Ирана?

Реза Аcлан – автор международного бестселлера  «No god but God» (Нет бога кроме Аллаха) и «How to Win a Cosmic War» (Как выиграть космическую войну) (опубликованы в мягком переплете в серии «Beyond Fundamentalism: Confronting Religious Extremism in a Globalized World» (За пределами фундаментализма: сопротивление религиозному экстремизму в мире в эпоху глобализации)).