Когда президент Медведев на этой неделе отбыл с государственным визитом в Турцию, никто особенно не задавался вопросом, будет ли визит успешным; речь шла, скорее о том, в какой именно сфере будут сделаны шаги к сближению: оружие, дешёвый газ, трубопровод, инвестиции в «Газпром» или – главный козырь! – ядерная энергия?

Турция - не Украина; она знает себе цену и у неё есть немало оснований потребовать хороший куш за своё расположение: членство в НАТО, самая большая в Европе регулярная армия и оживлённая, современная экономика, сильно сократившая свой разрыв с Европой. Что ещё важнее, страна занимает чрезвычайно важное стратегическое положение между Европой и центральноазиатским энергетическим бассейном, к тому же контролирует Босфорский пролив и будет и в дальнейшем играть ключевую роль в транзите нефти и газа. 

Так что подписанная Медведевым в ходе визита сделка на сумму 20 миллиардов долларов  на сооружение в Турции первой атомной электростанции, как и ещё два десятка сделок и соглашений полным сюрпризом не стали. В этой конкретной ситуации Сергей Кириенко и «Росатом» сыграли роль, обычно достающуюся Игорю Сечину, и выполнили уже хорошо знакомый процесс ведения многоплановых переговоров  (очень немногие страны в мире способны прийти на встречу с предложениями сделок в области оружия, атомной энергии и с пятью – шестью промышленными олигархами в придачу для придания процессу ускорения).

Но, как и прежде, в отношениях между странами остаются некоторые проблемы. Исторически российско-турецкие отношения складывались порою жёстко, начиная ещё со времен поддержки Оттоманской империей Крымского каганата (который сжёг Москву в 1571 году). Позднее царская российская империя не раз вступала в конфликты с турками в XVIII и XIX веках и поддерживала христианских сепаратистов. Во времена «холодной  войны» страх перед российским вторжением в Турцию привел страну в блок НАТО; проявились и интересы торговой политики в Черноморском регионе. Напряжение между историческими соперниками сохраняется и по сей день; теперь добавился вопрос о плотно населённой Чечне, которую. некоторые воинственно настроенные российские политики считают, землёй обетованной для террористов.

Анкара видит себя влиятельным лидером в Черноморском регионе; поведение турок после войны в Грузии выражает их неприязнь к неспособности России всё как следует обсудить, прежде чем переходить к боевым операциям. Конечно, играет роль и поддержка Россией Армении в качестве государства-сателлита, и другие региональные проблемы: спор вокруг Нагорного Карабаха, интересы Турции в Азербайджане. Однако энергия действительно остается ключевым вопросом, и при поставках России до 2/3 используемого Турцией природного газа правительству приходится лавировать, в стремлении сохранить строгий контроль над стратегическими пунктами.

Несмотря на целый ряд подобных сложностей, ставки в стремлении России монополизировать поток энергоносителей с востока на запад (и блокировать газопровод Nabucco) высоки, что и привело к поспешному сближению с Турцией, пусть порой оно и обходится России недешево. Нынешний визит стал успешным развитием импульса, созданного визитом Путина в 2009 году, который в качестве ключевого способа углубления отношений использовал торговлю и инвестиции в энергетическом секторе.

До своего прибытия Медведев опубликовал в Today's Zaman своё видение стратегического  союза двух стран:

Разумеется, сотрудничество в области энергетики составляет основную ось нашего сотрудничества. У нас есть решающие совместные проекты, которые представляют высокий приоритет в этой области. Это трубопроводы природного газа South Stream и Blue Stream-2; это сооружение нефтепровода Samsun-Ceyhan; и это предстоящее строительство атомной электростанции на турецкой земле, которое будет осуществлять Россия. Я уверен, что выполнение этих проектов станет конкретным доказательством того, что наши отношения перешли на качественно новый уровень и вносят существенный вклад в упрочение международной энергобезопасности.

После заключения серии сделок, подписанных на этой неделе, российский президент полон энтузиазма: «Наши нынешние переговоры показали, что Турция и Россия являются стратегическими партнерами не только на словах, но и на деле. (...) Это выглядит поистине впечатляюще». Может быть, всего этого недостаточно для преодоления глубоких турецко-российских проблем, в частности, столкновения национальных интересов в соревновании Турции и России  за транзит энергоносителей; но отношения между странами, безусловно, выровнялись.

И тут мы снова стали свидетелями полного отсутствия понимания ситуации или, по меньшей мере, политического просчета со стороны Европы и Соединённых Штатов Америки, не сумевших предложить Анкаре альтернативных сделок и держать отношения под контролем, их  неспособности осознать всю важность Турции как союзника, играющего решающую роль. Сотрудничество Турции с Россией – это, конечно, ещё не конец света; Турция, как любая другая страна, будет структурировать свои отношения с Москвой так, как это ей удобно…. Но если Европа считает, что это никак не повлияет на её энергетическую безопасность в отдалённой перспективе, то лучше бы ей вынуть голову из песка.

Роберт Амстердам – адвокат международного права, партнёр и основатель юридической фирмы Amsterdam & Peroff.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.