Стамбул, Турция. В Тегеране в воскресенье началась серия встреч на высшем уровне по ядерной тематике. Но окончательный результат этих саммитов, названных Вашингтоном и Москвой "последним шансом" для Ирана избежать очередной серии санкций ООН, пока не известен.

Президента Луиса Инасиу Лула да Силву в Иране приветствовали с духовым оркестром, иранский президент Махмуд Ахмадинежад назвал его "братом", и кроме того, он удостоился редкой аудиенции у верховного религиозного лидера Ирана аятоллы Сейеда Али Хаменеи (Seyyed Ali Khamenei).

Но хотя иранские государственные средства массовой информации  почти не упоминали о ядерной проблеме и говорили, что главная цель визита бразильского руководителя это развитие связей между Ираном и Бразилией, в воскресенье вечером в Тегеран прилетел еще и турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган.

Турецкие официальные представители, разочарованные долгими месяцами бесплодных переговоров с иранским руководством с целью достижения компромиссной сделки, ранее исключали возможность  визита турецкого лидера, если не появится "что-то конкретное".

Турцию предлагали в качестве компромиссного места для осуществления обмена ядерным топливом, согласно условиям которого Иран должен передать основную часть произведенного у себя низкообогащенного урана на переработку в топливные стержни в Россию и Францию. Это должно было стать частью поддержанных США мер ООН по "наращиванию доверия".

"Я еду в Иран, потому что  в предложение об обмене будет включено положение о том, что сделка эта будет проводиться в Турции, - сказал Эрдоган перед отлетом, о чем сообщило турецкое агентство Anatolian Agency, - у нас появится возможность начать процесс обмена. Я гарантирую, что мы найдем возможность  для преодоления этих проблем, да будет на то воля Аллаха".

Усиление надежды

В Тегеране Лула да Силва сказал журналистам, что "уровень надежды [на заключение сделки] повышается".

Подталкиваемый США и некоторыми европейскими странами, Совет Безопасности ООН должен провести через несколько недель, а может и дней, голосование о четвертом раунде санкций против Ирана.

В предыдущих резолюциях Совета Безопасности Ирану было предъявлено требование о прекращении обогащения урана, пока не будут урегулированы нерешенные вопросы по поводу его возможных попыток создания ядерной бомбы. Иран такие обвинения отрицает.

Бразилия и Турция, занимающие в настоящее время непостоянные места в Совбезе ООН, выступают против введения санкций.

Вашингтон назвал визит бразильского руководителя "последним выстрелом" во избежание санкций; российский президент Дмитрий Медведев сказал, что это "последний шанса" для Ирана.

"Президент сохраняет оптимизм по поводу ядерных переговоров, - заявил Agence France-Presse член бразильской делегации, - переговоры продолжаются, и нам следует дождаться завтра [в понедельник] их окончания".

Нежелание Ирана

Иран не хочет соглашаться на эту сделку, в результате которой у него  останется слишком мало низкообогащенного  урана для производства хотя бы одного ядерного боезаряда – если Тегеран решит обогащать его до более высокого уровня.

Когда предложение о такой сделке с ООН прозвучало впервые 1 октября прошлого года, правительство Ирана вроде бы согласилось на него. Спустя несколько месяцев оно выдвинуло встречную компромиссную сделку - несмотря на сопротивление даже со стороны продемократических лидеров, которые заявили, что правительство отдает результаты работы иранских ученых-ядерщиков.

Западные страны эту компромиссную сделку отвергли.

Пока неясно, как компромиссная сделка об обмене, в случае ее достижения при посредничестве Бразилии и Турции -  и ее приемлемости для США, Европы, России и руководства ООН – повлияет на изменение графика санкций.

Иран заявляет, что ему нужна только мирная ядерная энергия, и что он отвергает ядерное оружие. Однако, если сделка об обмене будет реализована, она приведет к существенному замедлению темпов создания ядерного оружия Ираном (если он к этому стремится). Некоторые западные государства считают, что именно в этом состоит истинная цель Тегерана.

Турецкие СМИ в воскресенье заявили о том, что сейчас идет работа над "заявлением о соглашении".

Согласно условиям первоначальной сделки, Иран должен был вывезти из страны 1200 килограммов своего низкообогащенного  урана. Но поскольку все это время Иран продолжал работы по обогащению, теперь американские представители заявляют, что для достижения той же цели Тегеран должен экспортировать больше урана.

"Это даст Западу … примерно два года передышки, прежде чем Иран вернется к исходной ситуации и сможет воспользоваться своим запасом урана 3,5-процентного обогащения для обогащения до уровня 90 процентов", то есть для производства ядерного оружия, говорит независимый ядерный эксперт из Британии Джон Лардж (John Large).

Россия, согласно условиям сделки, должна обогатить иранский уран почти до 20 процентов, а затем передать это топливо Франции для изготовления сложных ядерных стержней, которые необходимы для работы небольшого и действующего уже несколько десятилетий исследовательского реактора в Тегеране, производящего медицинские изотопы.

Те страны, которые выступают за заключение сделки, а это прежде всего США, "будут встревожены, если запас низкообогащенного  урана останется в Иране. Они хотят, чтобы уран этот был вывезен немедленно", говорит Лардж. "Один из предыдущих аргументов Ирана состоял в том, что он не хочет терять от шести до девяти месяцев, необходимых России на переработку урана. Тегеран хотел совершить обмен в конце, но это невыгодно Западу, поскольку  такой вариант означает, что мы не получим двухгодичного запаса времени, который нам нужен".

Иранские государственные средства массовой информации практически не упоминают о ядерном аспекте переговоров и называют визит Лулы да Силвы торговым визитом, призванным укрепить "стратегические связи" между Ираном и Бразилией.

PressTV сообщает, что во время встречи аятоллы Хаменеи с бразильским руководителем стороны сосредоточили основное внимание на "сотрудничестве, призванном покончить с несправедливостью" и с американской "однополярностью".

Объявив, что "капиталистическая система на крани краха", Ахмадинежад сказал, что Бразилия и Иран являются "образцом" сотрудничества в деле достижения глобальной "справедливости".

Турецкие СМИ сообщают, что министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу (Ahmet Davutoglu) провел в воскресенье более чем двухчасовую встречу со своими коллегами из Бразилии и Ирана, в ходе которой стороны, видимо, согласовывали положения совместного документа.

Однако иранское агентство Fars News, связанное со Стражами иранской революции, привело слова "информированных источников", заявивших о том, что "никаких трехсторонних встреч не проводится", и опровергших утверждения о достигнутом прогрессе между Ираном и Западом в ядерном вопросе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.