Перевод предоставлен изданием "Курсор" (Израиль)

 

Глава еврейского отдела Общей службы безопасности (ШАБАК) носит ермолку и живет в поселке, расположенном к востоку от "зеленой черты". Мужчина плотного телосложения, внешне напоминающий одновременно главу ШАБАКа Юваля Дискина и депутата кнессета Ури Ариэля, представляющего в парламенте поселенцев.

Это, разумеется, случайное совпадение, которое, тем не менее, в значительной мере отражает ту запутанную ситуацию, в которой действует Общая служба безопасности в еврейском секторе. Если в работе с палестинцами и израильскими арабами ШАБАК стремителен, как спринтер, и легок, как прыгун в высоту, то в работе на еврейском направлении у ШАБАКа ноги скованы цепями, а на шее висят тяжелые гири. Результаты соответствующие. Достаточно проанализировать историю Хаима Перельмана, подозреваемого в двойном убийстве, который, как выясняется, время от времени контактировал с агентами ШАБАКа.

Еврейские террористы существуют. Они ничем не отличаются от других террористов. За исключением одного аспекта: они гораздо опаснее. Они укоренены в обществе, против которого намерены действовать. Они знают, как можно максимально приблизиться к властным структурам, им знакомы слабости демократического государства, поскольку они пользуются всеми гражданскими свободами. Они имеют доступ к самым современным видам оружия, каковыми являются СМИ и судебная система. Им проще оставаться незамеченными, скрывать улики, а после ареста они искусно используют дымовую завесу под названием "тайный агент".

Со всей необходимой в подобных случаях осторожностью (когда речь идет об агентурных сетях) можно с максимальной степенью достоверности установить: в том, что касается дела Перельмана, утверждения ШАБАКа, что последний не является их агентом, звучат убедительно: вот уже 15 лет, после убийства Ицхака Рабина, Общая служба безопасности не использует методику формирования фальшивых экстремистских группировок, цель которых вовлекать в свой круг потенциальных "террористов-одиночек" и подталкивать их к совершению терактов.

ШАБАК потерпел провал, попытавшись задействовать Перельмана десять лет назад – после убийств, в которых он подозревается сегодня. Перельман до сих пор не прошел проверку на детекторе лжи, которая призвана выявить, лжет ли подозреваемый, отвечая на вопросы, касающиеся его участия в теракатах. Однако провальная попытка ШАБАКа задействовать Перельмана в качестве агента отнюдь не превращает последнего в выдающегося тайного агента всех времен и народов – от царской охранки до Авишая Равива.

Как и Джек Тайтель, Хаим Перельман представляет собой - в том случае, если действительно будет доказана его причастность к преступлениям, в которых он обвиняется - живое свидетельство "провальной работы ШАБАКа в последние 10-13 лет и успехов, достигнутых за последний год" (так сформулировал ситуацию один из крупных специалистов по еврейскому террору).

Однако радоваться успехам последнего года нет никакой причины. Многолетний провал Общей службы безопасности больше разочаровывает, чем удивляет. Преступники, совершающие убийства на национальной почве, так же, как и те, кто готов убивать по идеологическим причинам, в большинстве своем люди изощренные, внимательно изучающие методы работы своих противников – полиции и ШАБАКа. Они посвящают этому не меньше времени, чем изучению поведения своих потенциальных жертв. Если они сумеют проявить сдержанность, будут молчать (в семье, в кругу знакомых, во время следствия), если сумеют сохранить свою тайну, если привыкнут жить в условиях постоянной слежки, они смогут переиграть систему.

Победить террористов можно порой лишь с помощью разного рода хитростей. Обмануть их, заставить их поверить, что определенная деятельность происходит вне всякой связи с работой спецслужб – так чтобы они поверили, что то или иное событие не имеет никакого отношения к ШАБАКу. Шоу Трумана – только с участием Перельмана.

Проблема, однако, заключается в том, что в израильском театре уже давно царит неразбериха – нет четкого разделения функций между режиссером, актерами, статистами и зрителями. ШАБАКу приходится не только атаковать, он вынужден вкладывать огромную энергию для самозащиты. В поселениях людям ШАБАКа изрядно омрачают жизнь, достается и их семьям (иногда и престарелым родителям, живущим в населенных пунктах к западу от "зеленой черты"). Проблемы возникают и у других представителей власти. Среди последних – госслужащие и инспекторы, которые отказываются выполнять свою работу в поселениях.

Это очень затрудняет выполнение спецслужбами главной задачи – предотвращения будущих терактов, направленных против представителей израильских властных структур, включая Биньямина Нетаньяху и Эхуда Барака, а таккже против религиозных объектов, имеющих символическое значение (Храмовая гора). Прогнозы весьма мрачные. Еврейские террористы могут воспользоваться опытом своих коллег в других частях мира и совершить теракты-самоубийства, в которых погибнут многие люди.

Через два месяца завершается период временного замораживания строительства в поселениях Продолжение запрета на строительство; возобновление переговорного процесса, ведущего к демонтажу поселений, провал государства в вопросе оказания помощи поселенцам, эвакуированным из Гуш-Катифа – все это неизбежно приведет к эскалации, усилению насилия со стороны фанатиков, живущих в поселениях.

В качестве предварительных мер сотрудники ШАБАКа ведут постоянные беседы с руководителями йешив и другими религиозными лидерами. Лишь один раз Общая служба безопасности получила категорический отказ вступить с ней в контакт – в йшиве Хар-Браха. Если верить мрачным прогнозам, силы безопасности еще будут с теплотой вспоминать о делах Тайтеля и Перельмана, которые хоть и поздно, но были в итоге раскрыты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.