Перевод предоставлен изданием "Курсор" (Израиль)

Какой ужас! Всем нашим достижениям угрожают толпы суданских беженцев. Беженцы угрожают самому существованию еврейского и демократического государства Израиль. Какой ужас! Какой кошмар! Иран угрожает стереть нас с лица земли, а весь мир снова против нас! Какой ужас! Если мы покинем Иудею и Самарию, палестинцы немедленно начнут ракетный обстрел аэропорта Бен-Гурион. Какой ужас! Палестинцы отказываются признать Израиль национальным государством еврейского народа, потому что хотят наводнить страну арабскими беженцами и лишить нас Негева и Галилеи. Какой ужас! Ненавистники Израиля начали кампанию делегитимации еврейского государства в границах 1948 года. Какой ужас!

Это набор апокалиптических сценариев производства киностудии Биньямина Нетаньяху, самого пугающего премьер-министра в истории Израиля. Сначала Нетаньяху жалуется на палестинцев, отказывающихся говорить с ним о Шхеме и Хевроне, а затем он запугивает общественность тем, что палестинцы якобы хотят отобрать у нас Кармиэль и Беэр-Шеву. Утром Нетаньяху фотографируется с турецкими летчиками, помогавшими в тушении кармельского пожара, а вечером прозрачно намекает на то, что весь мир опять против нас в то время, как несчастные евреи находятся под угрозой уничтожения.

Общий знаменатель всех этих запугиваний, исходящий от главы правительства таков: неважно, что делают евреи - важно то, что гои их ненавидят. Даже если мы отдадим арабам тель-авивский пляж, они не успокоятся до тех пор, пока не сбросят нас в море. В 1996 году кампания запугивания граждан палестинским террором и тем, что "Перес вот-вот разделит Иерусалим", привела Нетаньяху к власти. Сегодня, в отсутствие террористов-самоубийц, когда Перес мирно дремлет в президентском кресле, Нетаньяху находит/изобретает все новые и новые страхи.

Раввин Авраам Ицхак Акоэн Кук написал более ста лет назад, что чрезмерный страх является источником слабости, телесной, душевной и моральной: "Это будет угрозой человеку, который не предпримет никаких усилий для своего спасения". Новая книга "Препятствия к миру", изданная иерусалимским институтом исследований израильской государственности, подтверждает научным образом сказанное когда-то духовным отцом религиозного сионизма. Один из авторов книги, сотрудник Еврейского университета Нимрод Розлер, занимающийся исследованием конфликтов, отмечает, что страх является главным фактором, мешающим урегулированию конфликтов, поскольку он вводит в заблуждение участников конфликта, и без того с подозрением относящихся друг к другу, приводя их в когнитивный тупик, усиливая страх перед возможным риском, оправдывая существующую политику.

Не вызывает сомнений, что глава правительства отдает себе отчет в том, что проводимая им политика дорого обойдется Израилю. Однако страх перед принятием сложных решений, которые всегда сопряжены с определенным риском, парализует израильского премьера. Страх перед тем, что замораживание строительства в поселениях приведет к правительственному кризису, оказывается сильнее страха перед тем, что замораживание переговорного процесса с палестинцами приведет к кризисной ситуации, касающейся международного статуса Израиля.

Страх зарекомендовал себя, как весьма эффективный политический инструмент. Профессор Ашер Орьян, скончавшийся несколько месяцев назад, обнаружил следующую закономерность:чем прочнее концепция арабской угрозы, тем меньше мотивация вести переговоры с противоборствующей стороной и готовность идти на территориальные уступки. Орьян также обнаружил тесную связь между высоким уровнем страха в обществе и "ястребиными" позициями. Исследование Орьяна подтвердили результаты последних выборов и опросы общественного мнения.

Страх – нормальное человеческое чувство. Иногда он может быть полезным чувством. Израильские левые пытаются (без особого успеха) пугать общественность тем, что альтернативой мирному процессу будет усиление военной угрозы и потеря еврейского и демократического характера государства. Если бы Нетаньяху представил на суд общественности смелую и реалистическую программу мирного урегулирования, он мог бы использовать свой богатый опыт по маркетингу страха и запугивания граждан. Однако Нетаньяху предпочитает скармливать гражданам примитивный ксенофобный страх перед чужим.