«Это прекрасный продукт».

Гарольд Винигер (Harold Vinegar) держит маленький флакон с нефтью, светло-коричневого цвета, и говорит словно с отцовской гордостью. «Она значительно легче, чем обычная нефть», - говорит он, описывая ее как «эквивалент саудовского сорта экстра-лайт».

Возможно, где-то еще это не было столь важным делом. Но это Израиль - страна, которая бурила сухие скважины шесть десятилетий в бесплодной, как известно, попытке найти нефть. А жидкость, которую держит г-н Винигер, была извлечена из находящихся неподалеку запасов сланцевой нефти, которой у Израиля имеется в изобилии.

Какого рода изобилие? Всемирный энергетический совет выдал оценку, согласно которой израильские сланцевые месторождения, расположенные примерно в 30 милях к юго-западу от Иерусалима, могут в конечном счете насчитывать до 250 миллиардов баррелей нефти. Для сравнения, разведанные запасы Саудовской Аравии составляют 260 миллиардов баррелей. Соединенные Штаты потребляют примерно семь миллиардов баррелей в год.

Г-н Винигер открывает небольшой иерусалимский офис для стартапа под названием «Израильские энергетические инициативы» (Israel Energy Initiatives - IEI). До последнего времени он был ведущим ученым в Shell в Хьюстоне, на его имя зарегистрировано 266 патентов. Многие из них связаны с его попытками в сфере разработки «нестандартных» источников энергии, таких как, в том числе, сланцевые месторождения (сероватые осадочные породы), которые в изобилии имеются в Северной Америке, но их разработка связана со значительными технологическими трудностями и экономически невыгодна при низких ценах на нефть.

Сланцы часто упоминаются сейчас в США благодаря обнаружению огромных запасов природного газа - по расчетам, примерно 2 500 триллионов кубических футов (71 триллион кубометров) - в наших собственных скалах, которые могут быть извлечены при помощи последней версии метода, известного как гидравлический разрыв (гидроразрыв). О природном газе много говорят и в Израиле, благодаря открытию в прошлом году крупного оффшорного месторождения, запасы которого оцениваются в 16 триллионов кубических футов (453 миллиарда кубометров).

Но сланцы не только содержат природный газ. В США, по расчетам, имеется около 1,5 триллиона баррелей сланцевой нефти, тогда как в Китае ее порядка 355 миллиардов баррелей. Израиль идет на третьем месте, обгоняя Россию. Большая часть американских запасов расположена в Колорадо, где г-н Винигер провел большую часть своей карьеры, изучая варианты применения самой различной техники для извлечения этих запасов, включая такой вариант как помещение в землю электрических подогревателей, нагревание сланца в течение трех лет, и потом извлечение образовавшей нефти как из обычной скважины.

Но с колорадскими запасами есть проблема: «В Колорадо водоносный слой проходит прямо через нефтяные сланцы», - говорит г-н Винигер. Одно из преимуществ израильского сланца, объясняет он, в том, что водоносный слой проходит на несколько сотен футов ниже. Второй преимущество - богатство запасов, по его расчетам, содержание нефти в израильском сланце варьируется в диапазоне от 23 до 25 галлонов нефти  на тонну сланца. И наконец в-третьих, по расчетам г-на Винигера, затраты при коммерческом извлечении запасов в Израиле составят 34-40 доллларов за баррель, что вполне сравнимо с затратами на глубоководное бурение сегодня.

Г-н Винигер полагал, что будет и еще одно преимущество в работе над разработкой сланцевых запасов именно в Израиле - меньше бюрократии, больше дела. Но недопущение какой-либо деятельности на своей территории, галиматья с разрешениями и мощное экологическое лобби - все это присуще в том числе и Израилю, а правительство Биньямина Нетаньяху не помогло делу, подняв налоги на энергетические компании именно сейчас, когда значительные запасы были обнаружены.

По состоянию на настоящий момент,  все это пока очень сложно начать для IEI, которая еще ждет разрешения на реализацию своего пилотного проекта. А ведь понадобятся еще годы на подготовку и начало реализации, и миллиарды инвестиций, чтобы вывести проект на уровень коммерческих масштабов. История разведки нефти, даже при правильной технологии и доказанных запасах, изобилует неудачами. И это тоже может стать одной из них (момент, который я спешу подчеркнуть, раз уж Руперт Мердок, глава этой газеты, имеет долю в 0,5% в компании Genie Energy, американской материнской компании IEI). Но вне зависимости от того, предназначено ли IEI разбогатеть или разориться, ее усилия поднимают важные вопросы об энергетическом будущем как самого Израиля, так и мира в целом.

Израиль сейчас импортирует почти всю свою нефть танкерами, в основном из России и бывших советских республик. Этот импорт был внезапно отрезан во время войны 2006 года с «Хезболлой», что поставило страну на грань энергетического коллапса - в ней грозило просто закончиться топливо. В более недавнее время в Египте были разговоры о том, чтобы поднять цену на поставки природного газа в Израиль или, возможно, полностью прекратить их. Энергетическая зависимость может быть химерой для США. Для Израиля независимость - это стратегический императив.

Что касается остального мира, то его запасы обычной нефти неуклонно истощаются, а спрос продолжает стремительно расти. Биодизель и другие экологические причуды не смогут заполнить пробел. А вот нестандартные источники энергии могли бы, при условии, что мы преодолеем нашу ипохондрию и мнительность в отношении их разработки, а также наши иллюзии по поводу существования источников энергии без недостатков и без издержек. По крайней мере, не возникает вопроса о том, где находятся сланцевые запасы. Будет очень удивительно - и в некотором роде справедливо - если Израиль в один прекрасный день станет новым энергетическим гигантом Ближнего Востока. Опять же, кто бы предсказал десятилетие назад, что Ирак станет первой демократией арабского мира? Ближний Восток всегда оставляет за собой возможность шокировать - а иногда даже восхищает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.