В стране продолжаются манифестации и забастовки, в первую очередь в Дераа и Баниясе. В то же время снайперы и солдаты режима стараются вызвать хаос, чтобы показать, что только Башар Асад способен защитить Сирию от беспорядков. Однако мировая дипломатия хранит молчание.

Огонь сирийского мятежа продолжает гореть, несмотря на поднятый Башаром Асадом железный занавес. 11 апреля студенты Дамасского университета провели в своем городке собрание в память обо всех погибших за последние дни. 12 апреля тысячи манифестантов собрались на главной площади расположенного неподалеку от иорданской границы города Дераа (именно там месяц назад началось народное восстание), которая теперь носит название «Площадь достоинства».  

На побережье, на юг от Латакии, расположен город Банияс, который оплакивает множество погибших и окружен полицией. Его жители объявили всеобщую забастовку. Здесь больше не осталось хлеба. Энергоснабжение также отсутствует. Банияс – это город со смешанным, алауитским, суннитским и христианским населением. Манифестанты скандируют лозунг «единство», и именно поэтому сирийский режим ведет по толпе огонь. Для него и речи быть не может о том, чтобы не задушить голос единого народа, оставившего в прошлом религиозный раскол. В Баниясе и находящихся неподалеку деревнях Байда и Бейт Джнад верные режиму войска делают все, чтобы посеять ужас среди людей. Цель этих снайперов предельно ясна: вызвать хаос, чтобы подтвердить заявления режима о том, что один лишь Башар Асад способен защитить Сирию от беспорядков. Достигается это путем провокаций и столкновений между объединенными общей ненавистью к баасистскому режиму сообществами.     

Эти люди без колебаний применяют оружие, чтобы заставить всех поверить в то, что мятежники в действительности являются бандитами. Значимый факт: как сообщает источник AFP, «военные в Баниясе были убиты силами безопасности, так как те отказывались наступать на город». Дело в том, что сирийская армия преимущественно состоит из простых молодых людей из народа, тогда как высшие командные чины, разумеется, принадлежат верным режиму офицерам. Ничего общего с президентской гвардией, где все до единого душой и телом преданы Башару Асаду. Если подобное повторится, в этом можно будет усмотреть признаки раскола в системе.  
 
Первые трещины в фундаменте баасисткой крепости появились уже давно. Так, главный редактор правительственной газеты «Тешрин» Самира аль-Масальма лишилась своей должности после того, как рассказала телеканалу «Аль-Джазира» о стрельбе по мирному населению. «Если насилие действительно имело место, нужно применить санкции», - заявила она. Ее поступок объясняется довольно просто: Самира аль-Масальма родом из Дераа, и значит, некоторые из жертв могли быть близкими ее семьи. Более того, на днях в больнице Дераа скончался… двоюродный брат вице-президента Сирии Фарука аль-Шары! Получив ранение во время стрельбы на улицах города, Мохаммед Адель Разек аль-Шара был убит полицейскими, которые ворвались в больницу и открыли огонь по всем раненым.     

Другими словами, эта крайняя степень насилия, распоряжение о которой отдал Башар Асад, может в итоге стоить ему части его сторонников. Еще несколько лет назад, когда мы делали репортаж в Дамаске (журналистам тогда еще не был запрещен въезд в Сирию), то не могли не заметить существенные расхождения насчет «иранского» выбора Асада. Внутри сирийской дипломатии существовало скрытое противодействие курсу на союз с Ираном. Сегодня, на пике репрессий, набивший оскомину Махмуд Ахмадинежад, незаконный президент исламской республики, которой также приходиться бороться с гневом молодого угнетенного народа, говорит о своей поддержке президента Сирии и называет его жертвой «западного заговора».  

В результате многие опасаются того, что Башар Асад может последовать примеру своего иранского наставника и устроить манифестантам кровавую баню. В частности, он, как и все диктаторы, полагается на провокации и верных ему вооруженных сторонников. Такая стратегия распространена чрезвычайно широко: ее (пусть и безуспешно) пытались применить президенты Бен Али в Тунисе и Хосни Мубарак в Египте. Вспомните о снайперах на улице Бургибы и в тунисских пригородах, ордах скачущих на манифестантов всадников на верблюдах на площади Тахрир, учиненных сторонниками бывшего каирского режима побоях и убийствах. Однако журналисты находились в гуще событий, как свидетели и как жертвы. Арабские революции смогли в полный голос заявить о себе под пристальным взглядом всего мира.  

В то же время в Сирии никого нет! Людям закрывают глаза и затыкают рот. Сегодня из страны были выдворены двое журналистов агентства Associated Press. Вчера же арестовали еще нескольких видных деятелей оппозиции: речь идет о журналисте Фаезе Сара, писателе и борце за гражданские права Наджати Таяре, лидере близкой коммунистам запрещенной оппозиционной партии Джордже Сабре и генеральном секретаре демократической народной партии Сирии Гхиате Оюне аль-Сауде. Правозащитные организации говорят о 200 погибших, однако этот список каждый день пополняет множество новых жертв.   

Как ни парадоксально, но этот исторический мятеж в Сирии протекает в атмосфере полного безразличия со стороны международного сообщества, несмотря на ключевую роль Сирии на ближневосточной арене. Все выглядит так, словно Башару Асаду удалось изолировать свой народ, который многие ошибочно путают с лоскутным одеялом из разнородных племен. Сирия – это страна высокой культуры, наши сограждане нередко посещают ее, вспоминая о французском прошлом Дамаска в начале XX века. Свобода не должна погибнуть в гробовом молчании.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.