19 лет назад афганские моджахеды одержали победу над Красной Армией. Чем они похожи на появившихся после талибов?

28 апреля отмечалась 19-я годовщина победы моджахедов над силами Красной армии в Афганистане. Моджахеды 80-х годов и нынешние талибы могут говорить о священной войне, но их понимание джихада сильно различается.

Главным различием между ними является тот факт, что талибы проводят традиционный вид джихада. В классическом понимании джихад, если рассматривать в местно масштабе, означает борьбу за ресурсы между двумя противостоящими лидерами, у каждого из которых есть своя личная армия. В данном случае, право на управление завоевывается военной силой, а сама борьба называется джихадом лишь потому, что Ислам – это единственный язык политической власти.

В традиционном джихаде победившая сторона имеет непрописанное право грабить, насиловать и уничтожать побежденное население. Это происходит потому, что войска не получают жалования, а живут за счет того, что получают после каждого боя. Настоящие моджахеды следовали классическому понятию джихада вплоть до прихода к власти в 1992 году.

Учитывая, что борьба за ресурсы, а не борьба за идею и есть главная цель джихада, борьба моджахедов сконцентрировалась в Кабуле, столице страны, где находятся все ресурсы страны, а также посольства иностранных государств.

Согласно описаниям историков с 1920-х, годов женщины и девочки побежденного населения считались дополнением к трофеям для участников войска. Например, в дневниках историка блокады Кабула войсками Катиба Хазара в 1929 году написано, что победившие моджахеды потребовали список зарегистрированных в школах города девочек, чтобы предоставить их войскам. Это лишь подтверждает негласное правило, что женщины и девочки являлись частью всего, достававшегося победителям.
 
Потому борьба за Кабул - это череда классических джихадов между местными лидерами, со своими грабежами и насилием. Моджахеды были частью традиционной политики, когда любая занятая территория является источником дохода для победителя, который называет себя моджахедом, чтобы выглядеть более уважаемым.

Борьба талибов в Афганистане с 1996 является отходом от традиции. Талибы не воспользовались своим негласным правом грабить и насиловать побежденное население. Они обыскивали дома, но лишь с целью изъятия оружия, чтобы обеспечить себе единоличный контроль в стране.

В забавном инциденте в документальном фильме Сабура Брэдли «Экстремальный турист» талибы увидели плакат Рембо в доме одного из афганских бодибилдеров, фаната Сильвестора Сталлоне. Не имея никаких познаний за пределами закона Шариата, талибы подумали, что Рембо член семьи и сказали спортсмену: «Пусть твой брат отдаст нам свой пулемет». Уверения, что Рембо является вымышленным персонажем кино, не сработали на талибов, которые позже арестовали бодибилдера.

Талибы чрезвычайно необразованны, что сделало их еще более жестокими, но это позволило им воспринять джихад как средство установления государства, не как способ нажиться за счет завоеванной территории.

Создание государства для талибов является приоритетной задачей, так как без него, законы шариата невозможно соблюдать. Если моджахеды боролись за ресурсы,  то талибы борются за религию.

Выбор столицы, которую они перенесли в Кандагар, лишь подчеркивает отличительный подход к состязанию. Как уже упоминалось, в Кабуле было сосредоточено все национальное богатство, а также иностранные посольства.

Бесконечная борьба моджахедов за город, что привело к десяткам убитых, и безразличное отношение к зданиям, которые они без устали бомбили, основывалась на мысли, что город достанется для разграбления одной из сторон конфликта.

Талибы же обесчестили Кабул, перенеся столицу в более бедный Кандагар.

Все, встречавшиеся с лидерами талибов, отмечают полное безразличие к материальным ценностям или социальным символам иерархии. Встречи проводили, сидя на полу, стирая все признаки иерархии, которые всегда учитывались как часть афганского этикета.

Иронично, что именно об этом мечтали коммунисты в 1978 году.  Но в таком религиозном обществе, уравнительная политика могла придти исключительно как часть религиозной доктрины. С талибами к власти пришли афганские крестьяне, которые теперь руководят более образованными слоями общества. Это тоже является уходом от традиции.

Борьба за ресурсы в классическом понимании, в отличие от борьбы за государство с законом шариата до степени обеспокоенности о длине волос мужчин в паховой области – это то, что отличает традиционных моджахедов от талибов.

Обе стороны используют одни слова – Ислам, джихад, моджахеды,  что вносит еще больше путаницы. Но они похожи лишь на поверхности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.