Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Попытка представителей израильского праворадикального политического крыла запретить арабским гражданам Израиля отмечать Накбу является порочной и подлой. Она обречена на провал.

Вместе с тем, инициатива израильских леворадикальных кругов превратить дату, в которую отмечается Накба, в День памяти, общий для всех израильских граждан (евреев и арабов), также обречена на провал. Израиль не является двунациональным государством. При всей либеральности и гуманности сложно одинаково относиться к победе и поражению. Но что действительно можно потребовать от еврейского большинства – так это уважительного отношения к памяти о палестинской трагедии.

Основным препятствием, стоящим на пути к подобному отношению к трагедии палестинских арабов со стороны еврейского большинства, является то, каким образом печальные события тех лет подаются составителями палестинского национального нарратива. Интеллектуальная честность обязывает израильских либералов дать ответ на ряд принципиальных вопросов , связанных с этой проблемой.

Во-первых, само понятие «накба», означающее «катастрофу», - словно речь идет о некоем природном катаклизме или результате целенаправленных действий человеческого коллектива – представляет собой намеренное искажение исторического контекста, в рамках которого происходили эти печальные события. "Накба" не была катастрофой – она явилась результатом политического и военного поражения, причиной которого стали определенные решения государственных деятелей, за которые они несут ответственность.

Во-вторых, несмотря на то, что в арабском мире в целом и среди палестинцев в частности никто не желает касаться темы Холокоста, нередко можно услышать сравнение Накбы и Катастрофы европейского еврейства. Уже само это сравнение свидетельствует о серьезной нравственной слепоте. То, что произошло с палестинцами в 1947-1948 годах, было результатом войны, в которой они потерпели поражение.

Холокост являлся изощренной системой массового уничтожения граждан. Шесть миллионов евреев, уничтоженных на территории Европы, не объявляли войну Германии. Более того, немецкие евреи были пламенными патриотами Германии. Значительная часть восточно-европейских евреев считали немецкую культуру образцовой и относились к ней с уважением и любовью.

В-третьих (и это, пожалуй, самое главное), палестинский национальный диалог полностью игнорирует тот факт, что именно политические решения арабского руководства привели к трагедии палестинского населения. Есть сотни, а может, даже тысячи, статей и книг на арабском языке, посвященных войне 1948 года. В них проводится блестящий анализ причин военного поражения арабской стороны. Но до сегодняшнего никто из арабских авторов не готов со всей интеллектуальной прямотой обсуждать хорошо известный исторический факт: решение выступить против постановления ООН о разделе страны было политической и нравственной ошибкой арабского мира.

Если бы палестинцы и арабские государства приняли решение о разделе страны, независимое палестинское государство было создано уже в 1948 году, и проблемы беженцев не существовало. Проблема беженцев возникла не из-за создания еврейского государства. Проблема беженцев возникла из-за того, что арабы начали войну против создания еврейского государства на части территории подмандатной Палестины.

Израильтяне, стремящиеся к историческому примирению, имеют право потребовать от арабской стороны дать ответ на эти вопросы. Точно так же, как невозможно рассматривать в отрыве от исторического контекста изгнание 12 миллионов этнических немцев из стран Восточной Европы после 1945 года, когда был повержен нацистский режим, развязавший в 1939 году мировую бойню, нельзя игнорировать моральный аспект решения арабского руководства начать войну против идеи раздела Эрец Исраэль. Когда ты начинаешь войну и терпишь в ней поражение, это имеет определенные последствия. При этом, разумеется, победитель не освобождается от ответственности за свои действия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.