Недавнее заявление премьер-министра Бенжамина Нетаньяху о том, что Израиль не сможет защититься при границах, зафиксированных вдоль предварительной линии 1967 года, в некоторых внешнеполитических кругах было подвергнуто сомнению. Критики этого заявления отметили, что Израиль успешно провел две войны, 1956 и 1967 года, оставаясь в пределах этих границ. Кроме того, по их мнению, оборонные рубежи при современных методах ведения войны не столь уж важны.

Однако Нетаньяху прав.

Мысль о том, что линия 1967 года невыгодна для обороны, звучит фактически уже десятки лет. Действительно, создатели доктрины национальной безопасности Израиля пришли к этому выводу вскоре после Шестидневной войны. Основная стратегическая проблема, с которой Израиль постоянно сталкивался в то время, заключалась в чудовищном несоответствии между небольшим размером его регулярной армии, нуждающейся в усилении за счет временной мобилизации состава запаса, и крупными регулярными армиями его соседей. Образуя временные коалиции и умело используя особенности географии Израиля, они получали огромное численное преимущество в войне. Правда, в 1967 году Израиль одержал победу; но эта же война выявила и многие уязвимые места страны.

В годы, последовавшие за войной, основным сторонником создания новых рубежей взамен ненадежных линий, существовавших до 1967 года, был Игаль Алон  (Yigal Allon), тогдашний заместитель премьер-министра Израиля. Алон  имел значительный военный опыт, он командовал элитным боевым подразделением сил израильтян, Palmach, в войне 1948 года, когда создавалось государство Израиль.

В 1976 году, будучи министром иностранных дел, Алон  написал доклад по внешней политике, в котором изложил стратегическое обоснование своей позиции. Он подчеркнул, что линия 1967 года была линией перемирия во время войны Израиля за независимость и не предполагалось, что она станет окончательной политической границей. Алон  сослался на высказывание посла США в Организации Объединенных Наций в  1967 году, Артура Голдберга, (Arthur Goldberg), заявившего, что линия 1967 года не была ни незыблемой, ни признанной. А текст Резолюции 242 Совета Безопасности ООН, которую поддержали Соединенные Штаты Америки и Великобритания, призывал всего лишь к «выводу израильских вооруженных сил с территорий, оккупированных во время недавнего конфликта», а не «со всех территорий». В резолюции также не оговаривалось строгое соблюдение линии 1967 года, она провозглашала лишь необходимость установления «надежных и признанных» границ.

По плану Алона, в территорию Израиля должна была войти большая часть Иорданской долины. Эта область не находилась в пределах линии 1967 года, однако она чрезвычайно важна для обороны Израиля. Долина круто поднимается вверх, от участков, находящихся примерно на 1200 футов ниже уровня моря до горных вершин на высоте две и три тысячи футов над уровнем моря, поэтому она является великолепным природным оборонным рубежом, который позволил бы малочисленной израильской армии сдерживать намного более крупные традиционные армии, давая Израилю время для мобилизации войска из запаса. Контроль над Иорданской долиной к тому же позволяет Израилю не допустить контрабандного провоза оружия на Западный берег, вошедший в состав территории Сектора Газа: ракет, зенитных управляемых ракет и тонн взрывчатки для будущих терактов.

Сегодня можно утверждать, что после краха Саддама Хусейна Израиль больше не беспокоят иракские экспедиционные войска, рыщущие по территории Иордании. Однако израильские планы на будущее не могут основываться на моментальном снимке расстановки сил в 2011 году. Никто не может гарантировать, что произойдет с Ираком в ближайшие пять лет: будет ли там развиваться демократия по западному образцу или он станет вооруженным до зубов сателлитом Ирана, угрожающим своим соседям. Саудовцы, надо заметить, рисковать не решаются и сооружают свою стену безопасности вдоль границы с Ираком.

Уязвимость Израиля имеет свои последствия для всего региона. Если станет ясно, что великий барьер в виде Иорданской долины, защищающий Израиль уже более 40 лет, выскользнул из рук Израиля, хашимитское Королевство Иордан тут же станет весьма заманчивой позицией для джихадских группировок, ищущих связи с «Хамасом», чтобы начать войну против Израиля. В 2007 году, когда активность «Аль-Каиды» в Ираке достигла пика, эта организация пыталась обеспечить себе позиции в Ирбиде, в Иордании, для вербовки палестинцев с Западного берега. Эти планы были сорваны. Но если Израиль вернется к линии 1967 года, тогда вся динамика безопасности в регионе поменяется, и внутреннее давление на Иордан, несомненно, усилится.

Ицхак Рабин (Yitzhak Rabin), продвигавший соглашения в Осло в 1993 году, лучше, чем кто-либо понимал стратегическую дилемму Израиля в последовавшие за этим годы. В октябре 1995 года, за месяц до того, как он был убит, он обратился в Кнессет с просьбой о ратификации второго промежуточного соглашения в Осло, которое он перед этим только что подписал в Белом доме в присутствии президента Клинтона. В своей речи он обрисовал, какими видит будущие границы Израиля. Он ясно дал понять, что Израиль не уйдет на границы линии 1967. Он настаивал на сохранении единства Иерусалима. И, наконец, как и его наставник, Игаль Алон , Рабин подчеркнул, что Израиль будет держаться за Иорданскую долину «в самом широком смысле этого термина».

Всегда можно найти израильтян, заявляющих, что линия 1967 года их вполне устраивает. Однако величайшие стратегические умы Израиля со времен Шестидневной войны никогда не были с этим согласны. Они абсолютно уверены, что Израиль может обезопасить свое будущие лишь в случае, если сохранит выгодные для обороны рубежи, что означает пересмотр линии 1967 года таким образом, чтобы территория Израиля включала части Западного берега, имеющие критическое значение для выживания страны.

Дори Голд - бывший посол Израиля в Организации Объединенных Наций, является президентом Иерусалимского Центра общественной политики «Public Affair».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.