У Кремля с его нестабильными отношениями с тегеранскими муллами – времени в обрез. Москва наслаждалась достаточно хорошими отношениями с Ираном, особенно когда дело касалось торговли. Однако портящиеся отношения между Ираном и остальным международным сообществом накладывают ограничения на порой проблемные, порой ровные отношения России с иранским режимом.

Разумеется, определенный прогресс был достигнут, когда администрация Обамы убеждала Россию присоединиться к США, Западу и прочим обеспокоенным странам для сдерживания иранской угрозы. Москва скорее согласилась, чем нет, присоединиться к голосованию в ООН по санкциям против Тегерана из-за его отказа сказать правду о своей нелегальной программе создания ядерного оружия. Москва также соблюдала режим санкций. В прошлом году президент Дмитрий Медведев запретил любую торговлю оружием с Тегераном, в том числе блокировав поставку в Иран систем противовоздушной обороны С-300, договоренность о продаже которых была достигнута ранее. Москва также долго откладывала поставки в Иран ядерного топлива для загрузки в реактор атомной электростанции Бушер, которая начала работать в этом году.

Еще по теме: ЦРУ может решить иранский вопрос и без России

Тегеран в ответ намекнул, что будет противодействовать российским интересам на Северном Кавказе. Посол Ирана в Москве Махмуд Реза Саджади в угрожающем тоне заявил, что Россия поступает неблагоразумно, дистанцируясь от Ирана: «Сегодня Иран способствует предотвращению распространения терроризма в кавказском регионе, а также проникновению в Россию наркотиков». В России эта скрытая угроза не осталась не замеченной. Ежедневная «Независимая газета» написала: «Тегеран пытается шантажировать Москву». Слова посла «нехарактерны для дипломатической этики», заявил газете источник в российском Министерстве иностранных дел (Алексей Терехов, «Тегеран пытается шантажировать Москву», Независимая газета, 27 октября 2010, и «Россия и Иран обмениваются критикой, но продолжают сотрудничество» (Russia and Iran exchange criticism, but continue cooperation), Russia Today, 27 октября 2010, www.russiatoday.com)

Москва продолжает оказывать помощь в развитии инфраструктуры для атомной энергетики, которая может быть использована и для работ по программе создания ядерного оружия Ираном. Она также сохраняет более жесткую позицию в отношении санкций против Тегерана, причем даже в большей степени, чем Китай. Но у последнего гораздо меньше экономических связей с Ираном, и к тому же Китай достаточно удален географически от Ирана.

Очевидно, что поведение Ирана на международной арене (да и во внутренней политике) не дает особых оснований для такого тесного сотрудничества. Президент страны и другие иранские лидеры угрожали уничтожить Израиль. Тегеран поставляет оружие и предоставляет поддержку в иной форме террористическим группировкам, таким как ХАМАС и «Хезболла». Тегеран оказывал помощь исламистам в их борьбе с США и другими западными силами как в Ираке, так и в Афганистане, и, кажется, проводит не особо тайную операцию в Венесуэле по расширению своей террористической инфраструктуры на западное полушарие.

Подробности: иранский заговор и убийство саудовского посла


Сейчас иранское руководство оказалось вовлечено в попытку убийства посла Саудовской Аравии в США в результате планируемого теракта в Вашингтоне, который мог унести жизни сотен американских граждан. Действительно, Москва, отлично зная, что такое террористическая угроза, активно помогает в деле борьбы с боевиками, и не только посредством участия в установлении северного коридора для снабжения войск в Афганистане, но и делится данными разведки, и сотрудничает в ряде других областей.

Если Москву не убедить дистанцироваться дальше от Ирана перечислением иранских преступлений и террористической активности, тогда ее должны убедить потенциальные угрозы ее собственным национальным интересам, и она должна прекратить, наконец, свое энергетическое и всякое иное сотрудничество с Ираном.

Нет никаких сомнений, что Иран представляет угрозу безопасности России, и что эта угроза, вероятно, со временем будет расти. Очень вероятно, что Москва будет вынуждена встать на сторону Запада, когда медленно разгорающийся кризис между Ираном и Западом достигнет критической точки. И если она не подготовится к этому моменту заранее, тогда ее могут просто застать врасплох, «снять часовых», и Иран нанесет удар.

Еще по теме: готов ли Иран к компромиссу?

И уже может быть слишком поздно. Угроза принимает форму исламского терроризма, который на настоящий момент является повседневной российской проблемой. Возникают сценарии, по которым Иран будет помогать моджахедам российского «Эмирата Кавказ» либо чтобы вынудить Россию продолжать сотрудничество, либо чтобы наказать ее за то, что отворачивается от Тегерана. По одному четкому сценарию Иран будет предоставлять активную финансовую поддержку «Эмирату Кавказ». Согласно другому варианту, Тегеран будет предоставлять материалы для создания «грязной бомбы», которую бойцы эмирата смогут доставить в Москву или Санкт-Петербург, чтобы наказать Москву или не дать ей полноценно сотрудничать с Западом в вопросе изоляции Тегерана.

Некоторые говорят, что шиитские муллы Ирана не снизойдут до помощи российским суннитско- и суфистско-ориентированным джихадистам. Однако готовность Тегерана работать с мексиканскими наркокартелями ради убийства саудовского посла позволяет предполагать, что это предположение ложно. Сколь бы идеологически настроенным ни был Тегеран - как и другие разводящие идеологическую демагогию режимы - он не позволит техническим моментам теологического и идеологического характера встать на пути решения своих более срочных задач и достижения конечных целей. В конечном счете, для всех исламистов все светские режимы являются врагами и должны быть уничтожены, так что это просто вопрос приоритета, в каком порядке против какого врага начинать выступать. Более того, есть шииты и на российском Северном Кавказе, и в Азербайджане, которые могут быть использованы Тегераном для грязной работы.

Возможно, лучшим сценарием для Москвы был бы тот, к которому она питает отвращение: падение режима мулл и выход на арену демократического или по крайней мере более рационального Тегерана. Хотя это и нарушило бы российское отношение к цветным революциям, но такая революция, весьма вероятно, произвела бы на свет режим, который не был бы теологически и идеологически предрасположен оказывать помощь террористам или разрабатывать ядерное оружие, а был бы при этом готов продолжать сотрудничество в атомной области и поддерживать иные торговые связи с Москвой.

Еще по теме: Россия помогает Ирану, чтобы насолить США

Но вместо этого радужного сценария время, отведенное для принятия Москвой решения, истекает. На чью сторону она встанет? На сторону цивилизованного подхода к международной политике или на сторону слабеющего режима, основанного на идеологии, и стремящегося перевернуть международный порядок в пользу исламистской революции? То же российское Министерство иностранных дел, процитированное выше, заявило около года назад, что не все заявления Ирана воспринимает всерьез, чтобы не ухудшать ситуацию.

Сейчас для Москвы настало время начать уделять пристальное внимание словам и поступкам Ирана. Маловероятно, что ей удастся отсидеться в сторонке, когда дело дойдет до удара.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.