Является ли Иран угрозой для Америки? Или его власть на излете? Штурм посольства Великобритании в Иране стоит трактовать не как признак усиления радикализма в этой стране, а как свидетельство слабости режима. Это не имеет ничего общего с захватом американского посольства в 1979 году. В Иране нет никакой массовой поддержки акта нападения на Соединенное Королевство. Звонки в иранский парламент «Смерть Британии» вызывают ощущение их принужденности.

Тем не менее, возможность получения Ираном ядерного оружия побудила ряд неоконсерваторов заявить о необходимости нанесения удара по этой стране. Колонка Макса Бута (Max Boot) в Los Angeles Times является примером такого рода. Пол Пиллар (Paul Pillar) указывает на чрезмерное увлечение аналогиями с нацистами. Но к колонке Бута есть и другие вопросы.

 

Еще по теме: Москва винит Запад в росте напряженности вокруг Ирана

 

Мое внимание привлекли другие исторические аналогии, сделанные Бутом. Он спрашивает, почему Запад оставался пассивным не только в период подъема нацистской Германии, но и когда Советский Союз поработил пол-Европы, а также разжигал революцию в Китае в конце 1940-х годов. А еще когда «Аль-Каида» набирала силу в 1990-х годах? Эти вопросы всегда будут преследовать репутации ответственных государственных деятелей от Невилла Чемберлена до Билла Клинтона.

Начнем с Советского Союза. Могли Америка и Великобритания удержать Сталина от завоевания Восточной Европы? Это старый консервативный миф о том, как Франклин Рузвельт продал Восточную Европу – особенно демонстративно в Ялте. Но трудно понять, какие рычаги влияния были у Америки на того, кто, в конце концов, был ее военным союзником. Советский Союз вынес основную тяжесть боевых действий. Америка снабжала его вооружением. Но никто в Америке, не говоря уж об Англии, не готов был идти на войну в Восточной Европе. Уинстон Черчилль сам согласился на процентную сделку по Восточной Европе со Сталиным. Несколько противореча самому себе, Бут указывает в конце своего эссе, что избежать войны с Россией было правильным выбором, но тогда это оставляет открытым вопрос о том, как Запад должен был препятствовать созданию в Восточной Европе подконтрольной Советскому Союзу империи.

 

Еще по теме: О чем нам говорит штурм британского посольства в Тегеране

 

Теперь о Китае. Это еще одна утка со стороны консерваторов, что администрация Трумэна «потеряла» Китай. Это не так. Китай не был американским, чтобы его терять. С одной стороны, коммунистический переворот в 1949 году не был единственным следствием советского вмешательства. Там была внутренняя гражданская война, в которой коммунисты выступили против коррумпированных националистов. Америка оказалась в положении сделавшей ставку на проигрывающего коня в лице Чан Кайши. Было бы неплохо, если бы оказалось иначе. Но Китай погрузился в безумие массового голода и культурной революции. Попутно, кстати, он стал ярым врагом СССР.

А как насчет «Аль-Каиды»? Любопытно, что Бут забывает упомянуть Джорджа Буша-младшего, который на самом деле был президентом, когда произошли атаки 11 сентября, и как он отмахнулся в августе 2001 года от представителя ЦРУ, предупреждавшего его о повышенной террористической угрозе, со словами «Вы прикрываете свои задницы». Нет вопроса: Клинтон мог и должен был сделать больше. Но это не так, будто администрация Клинтона стояла, сложив руки (сравнивать Билла Клинтона с Невиллом Чемберленом все равно, что насилие уподоблять тому, что на самом деле представляла политика умиротворения). Во всяком случае, не было желания в Америке начинать полномасштабную войну против «Аль-Каиды» до 11 сентября.

 

Все это не означает, что ключевые суждения Бута не могут быть правильными. Вполне возможно, что в лице Ирана мы столкнулись с неумолимым и принципиальным врагом, остановить которого можно лишь силой, и чем раньше, тем лучше. Но исторические примеры, которые предлагает Бут, по Восточной Европе, Китаю и «Аль-Каиде» не годятся в случае с Ираном.

Как, если уж на то пошло, и последние действия режима. Иран обороняется. Не закрывая глаза на угрозу Ирана, Запад неуклонно усиливает санкции. Если они станут достаточно плотными, режим, скорее всего, развалится. Иран не Северная Корея, где изолированное население понятия не имеет о том, что происходит во внешнем мире. Нет оснований паниковать по поводу Тегерана. До сих пор он не предлагает своему населению и миру ничего, кроме блефа и напыщенности.