Тому, кто считает необычным международное осуждение, обрушившееся на Россию и Китай за их вето, наложенное на резолюцию с осуждением жестоких репрессий в Сирии в отношении народа этой страны, следует вспомнить 13 июля 2006 года. Тогда Джордж Буш и Тони Блэр потратили большую часть последующих 33 дней на осуждение требований прекратить израильские бомбардировки южного Ливана, предпринятые в ответ на приграничные рейды «Хезболлы».

3 августа бывший британский посол в Москве сэр Родерик Брейтуэйт (Roderic Braithwaite) написал, что премьерство Блэра скатилось до уровня «скандалов и непоследовательности». И сотрудники британского форин-офиса не поспешили тогда на защиту Блэра. В тот момент политику правительства, игнорировавшую призывы к прекращению огня, «проводил в одиночку сам премьер-министр».

Читайте также: Вето России - "трагедия для сирийского народа"

Именно такую позицию сегодня занимает Владимир Путин – российский премьер-министр и следующий президент. В тот момент, когда десятки тысяч жителей его страны выходят на улицы при температуре минус 18 градусов по Цельсию и скандируют лозунг «Россия без Путина», он дал указание российскому постоянному представителю при ООН наложить вето на предложенную резолюцию.

Еще по теме: Мы вмешиваемся в сирийские дела на свой страх и риск



Обычно неповоротливая российская пиар-машина теперь лихорадочно пытается объяснить принятое решение. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров привел три причины: попытки Запада применить более жесткие меры в отношении Сирии являются подготовкой к «ливийскому сценарию»; несмотря на предпринятые усилия, направленные на смягчение резолюции, ее проект остается односторонним; в нем не оказалось также достаточного количества требований в отношении антиправительственных вооруженных групп, но он требует вывода вооруженных сил Асада из больших и малых городов. «Эта фраза без увязки с одновременным прекращением бесчинств вооруженных экстремистских групп абсолютно провокационна, так как ни один уважающий себя президент, как бы к нему ни относиться, не пойдет на то, чтобы без сопротивления отдать  вооруженным экстремистам населенные пункты», - подчеркнул Лавров.

Мятежи на Ближнем Востоке в настоящее время привели к тому, что ситуация за международным столом переговоров совершила полный круг. Западные страны в свое время поддерживали статус-кво Израиля, окруженного арабскими автократами, с которыми Тель-Авив смог договориться о мире, тогда как Россия сохраняла  дипломатические и военные связи с Сирией и Ираном, оказывавшими поддержку движениям «сопротивления» политике Израиля, но сегодня сама Москва оказалась в таком положении, когда она вынуждена защищать автократическое статус-кво в лице режима Асада.

Путин, которого поддерживают силовики, контролирующие вооруженные силы и инвестировавшие миллиарды в Сирию, может думать, что его политика в отношении Асада основана на правильной тактике. Она предотвращает интервенцию, которую Запад и не собирался предпринимать. Но этот путь ведет к ужасной стратегии.

Еще по теме: Можно ли спасти Египет и Сирию?


Наложенное вето заставляет Россию занять место на противоположной стороне стола, а не вместе с Лигой арабских государств. Оно также снимает с плеч Барака Обамы международную ответственность за неспособность остановить кровопролитие в таких городах как Хомс и возлагает ее на Москву. А если дезертировавших солдат называть «вооруженными экстремистскими группами», то кем, в таком случае, являются управляющие Ливией ополченцы, которых Россия с большим опозданием признала в качестве легитимной власти? Если исламисты по природе своей являются экстремистами – а Путин так и считает, - то как следует относиться к избранной переходной власти в Тунисе?


Лавров и глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков завтра посетят Дамаск для того, чтобы попытаться «стабилизировать» ситуацию в Сирии и убедить Асада в необходимости проведения «демократических преобразований», которые, по мнению обоих этих российских чиновников, уже давно назрели. Для этого Россия попытается убедить Лигу арабских государств продлить работу миссии арабских наблюдателей в Сирии, хотя ЛАГ уже отказалась от подобной политики. Это свидетельствует об полном отсутствии чувства реальности. Россия просто идет по стопам Турции – спустя несколько месяцев после того, как Реджеп Тайип Эрдоган предпринял безуспешную попытку заставить Асада начать – пока еще не поздно – проводить политические реформы. Но сейчас уже поздно этим заниматься. Не в первый раз политические антенны Путина его подводят. Он называет белые ленточки участников российских акций протеста «презервативами» и продолжает верить в то, что масштабные протесты внутри страны были организованы Госдепартаментом США, и поэтому остается мало шансов на то, что он будет по-другому оценивать беспорядки в Сирии. Смертельный враг Путина – это изоляция, в которой он находится.