В январе 2011 года переговоры между Ираном и так называемой группой 5+1 (Китай, США, Франция, Великобритания, Россия и Германия) окончились, даже не успев начаться, из-за разногласий по повестке дня. Таким образом, главной задачей держав, которые соберутся в эту субботу в Стамбуле, будет восстановить доверие и заложить основы будущих переговоров с Тегераном.

Дело в том, что этот диалог так и не смог выйти на хоть сколько-нибудь приемлемый уровень после того, как почти десять лет назад миру стало известно о ядерной программе Ирана. На этот раз сторонам было непросто договориться даже о месте проведения встречи, потому что Иран хотел «наказать» Турцию за противодействие сирийскому режиму Башара Асада.

На берегах Босфора с представителем Ирана Саидом Джалили встретятся пять политических руководителей (во главе с главой европейской дипломатии Кэтрин Эштон), которые будут работать для достижения одной цели, но, скорее всего, используют разные тактики. Все они, разумеется, согласны с необходимостью помешать Ирану получить ядерное оружие в соответствии с договором о его нераспространении и резолюциями Совета безопасности ООН.

«5+1» удалось выработать общую линию: Тегерану предложат закрыть играющий ключевую роль в его программе подземный ядерный центр у города Кум, прекратить обогащение урана до отметки в 20% (такой уровень необходим для его применения в военных целях) и вывести его запасы (100 кг) за границы Исламской Республики.

Сближение Израиля и США

С приближением встречи в Стамбуле израильтян бросало то в жар то в холод: они чередовали заявления об «инициативах» с новыми угрозами. «Главная трудность будет заключаться в том, чтобы удержать иранцев за столом переговоров и при этом не упустить из вида наши конечные цели», - поясняет западный дипломат. По некоторым из множества параметров этих сложнейших переговоров, как отмечает этот источник, допустимо «поле для маневра». Это касается, например, ответных шагов в сторону Ирана, скорости их реализации и т.д.

Кроме того, над встречей в Стамбуле нависает призрак израильских военных ударов. Все члены «5+1» осознают реальность этой угрозы, однако каждый из них тактически по-своему интерпретирует ее в зависимости от собственного положения. Так, Вашингтон полагает, что начало переговоров с Тегераном отдаляет перспективу боевых операций ЦАХАЛа.

Барак Обама не может допустить того, чтобы кризис привел к взлету цен на нефть и поставил под угрозу его переизбрание. За последние недели он сделал все, чтобы успокоить своих израильских союзников и даже поддержал Биньямина Нетаньяху в том, что не стал исключать возможности военного решения. «Я не блефую», - сказал президент США, представив встречу в Стамбуле как вариант «последней надежды».

Учитывая, что окно возможностей для силового решения сужается быстрыми темпами, Вашингтон хотел бы без промедления дать старт переговорному процессу. Таким образом, это будет главной задачей всей встречи. Тем более, что в Америке в отличие от Израиля никто всерьез не верит в способность Ирана создать ядерное оружие уже в ближайшем будущем.

Несмотря на внешне жесткую форму послания, которая ориентирована в первую очередь на Израиль, нельзя исключать, что Вашингтон допускает определенную гибкость на переговорах и частности возможность обогащения урана в стране при условии, что Тегеран предоставит необходимые гарантии. Недавно Хиллари Клинтон напомнила о праве Ирана на развитие мирного атома.

Подобные настроения вызывают беспокойство в Израиле, а также у некоторых членов «5+1» и в частности Франции. Париж напоминает о необходимости полной реализации резолюций ООН, в основе которой лежит усиление санкций и открытость для диалога.

Как во Франции, так и в США уверены, что принятые с 2006 года шесть серий санкций приносят свои плоды. Этот вопрос в частности поднимался во время состоявшегося в четверг телефонного разговора между Бараком Обамой и Николя Саркози. Решение ЕС о введении нефтяного эмбарго, которое вступает в силу с 1 июля, должно еще больше усилить давление на Иран.

Наконец, позиция России также представляет из себя еще одну неизвестную в иранском уравнении. Летом прошлого года Москва безуспешно пыталась добиться для Тегерана снятия экономических санкций. С тех пор Россия следует политике группы «5+1», однако нынешняя обстановка, которую обостряет напряженность вокруг сирийского кризиса и постоянные разногласия между Россией и США, мало способствует плодотворной работе.

Москва и Пекин выступают категорически против усиления санкций. И эта общая картина не вызывает особого оптимизма насчет успеха грядущих переговоров. Еще никогда с тех пор, как все узнали о существовании ядерной программы Ирана, риск конфликта не был настолько высок.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.