В понедельник Франсуа Олланд представит свое видение французской дипломатии и ее приоритетов на собрании послов. Одной из главных тем встречи, безусловно, станет сирийский вопрос, в котором дипломатия Франции навлекает на себя особенно резкую критику. 

Atlantico: Лоран Фабиус (Laurent Fabius) сделал целый ряд заявлений по Сирии, в последнем из которых содержится намек на создание бесполетной зоны. Это, действительно, возможно?


Амин Элиас: С самого начала событий в арабских странах (Тунисе, Египте, Йемене, Бахрейне, восточной части Саудовской Аравии и Ливане) французская дипломатия производит впечатление, что всего лишь реагирует на происходящее, а не придерживается четко распланированной стратегии. 

Что касается заявлений Фабиуса по сирийскому кризису (в том числе - и последнего из них, в котором он говорит о бесполетной зоне), в них прослеживается не только свидетельствующая о его бессилии демагогия, но и опасное непонимание ситуации в Сирии со стороны французской дипломатии. 

Если говорить конкретно о бесполетной зоне, я хотел бы отметить следующие моменты:

- Создать такую зону - не в состоянии ни одна держава, за исключением США, которые явно не стремятся вовлечь американские вооруженные силы (в том числе - и авиацию) в прямое столкновение с сирийскими войсками.

- У Сирии существуют собственные военно-воздушные силы, которые считаются одними из лучших среди арабских государств. Речь идет о 360-400 истребителей и боевых самолетов, а также современной системе противовоздушной обороны (ракетные комплексы и радары), которую Сирия недавно приобрела у России. Западу по-прежнему ничего не известно о возможностях этой системы.

- К настоящему времени сирийская армия задействовала в боях с «мятежниками» лишь 20-25% личного состава. Остальные войска готовы дать отпор на любое внешнее вмешательство. 

- Сирийская армия не созывала в свои ряды резервистов, которые могут дать ей десятки тысяч солдат.

- За последнее месяцы о желании вступить в армию заявили 50 000 молодых сирийцев.

- Главный вопрос (в случае принятия решения о создании бесполетной зоны) будет стоять следующим образом: Сколько средств и человеческих жизней будет стоить подобная операция? Готова ли Европа в целом и Франция, в частности, заплатить эту цену в обстановке экономического кризиса в Европейском Союзе?

Таким образом, совершенно очевидно, что последнее заявление Фабиуса - это чистой воды демагогия. Повторюсь, что это выполнимо и возможно только при поддержке американцев.

- Франция ведет себя совершенно аморфно в сирийском вопросе. Не скрывается ли за громкими заявлениями паралич французской дипломатии?


- Я полностью согласен с вашим выводом. Мне кажется, что настоящая проблема этой дипломатии - в том, что ей самой нечего предложить для решения этого кризиса. Мы видим, что с самого его начала французская дипломатия идет в фарватере США. В то же время нельзя не отметить, что российская дипломатия, наоборот, воспользовалась ситуацией для того, чтобы не только расширить присутствие на международной арене, но и представить себя как державу, способную сформировать новый мировой баланс. 

Лично я опасаюсь того, что французская дипломатия не выучила урок 1980-х годов, когда «Братья-мусульмане» подняли восстание в Сирии. Этот мятеж длился пять лет - с 1980 по 1985 год - и в этот период в сирийском режиме прослеживались серьезные разногласия. Рифаат Асад восстал против своего старшего брата Хафеза Асада, попытавшись устроить путч и взять бразды правления в собственные руки. Тем не менее, устойчивость режима позволила Хафезу Асаду одержать верх в противостоянии как с «Братьями-мусульманами», так и собственным братом. 

Не стоит забывать и о том, что в тот период Сирия потерпела поражение от израильской армии в Ливане (1982 год). Несмотря на все это, начиная со второй половины 1980-х годов и по сей день, она является ключевой региональной державой. Добиться этого ей удалось с помощью советской поддержки, а также достигнутого в 1990 году компромисса с США, жертвой которого оказался Ливан.

Здесь я хотел бы особо подчеркнуть следующий факт: ни сирийский режим, ни его иранские и ливанские (прежде всего - «Хезболла») союзники не использовали козыри, которые есть у них на руках. Я имею в виду курдов, которых можно направить против Турции; ооновских миротворцев в Ливане (из них можно легко сделать заложников); хутхов из Йемена (их можно использовать против Саудовской Аравии); просирийски настроенных палестинцев в Ливане и Иордани и т.д. 

Мне кажется, что французская дипломатия совершенное не понимает прочность сирийского режима.

- В понедельник в Париже проходит собрание французских послов. Каким образом вы как ливанец воспринимаете внешнюю политику Франции на Ближнем Востоке?


- Не буду скрывать, эта внешняя политика вызывает у меня глубокое разочарование и беспокойство. У многих на Ближнем Востоке сложилось ощущение, что Запад устроил заговор против их стран, чтобы гарантировать безопасность Израиля и защитить своих авторитарных союзников из Персидского залива в ущерб всем остальным странам региона, и в частности - самым уязвимым группам, - таким, как религиозные меньшинства, включая христиан.

Эти меньшинства прекрасно помнят участь иранских христиан (миллион человек): им пришлось разбежаться по всему миру из-за военного и политического вторжения США, которые опустошили страну под прикрытием демократии. Не стоит забывать о том, что в результате американского вторжения с 2003 года погибли более миллиона человек. Кроме того, американские войска оставили после себя разобщенную, уязвимую и бедную страну.

Более того, эта политика кажется лицемерной многим людям на Востоке и в Ливане. Они не понимают, почему Франция, Европа и США требуют свободы и демократии для сирийцев и отказывают в них жителям Бахрейна и Саудовской Аравии. Союзники Запада, - такие, как Саудовская Аравия, Бахрейн, Кувейт, Оман, Пакистан и Катар - представляют собой худшие и самые отсталые модели государственных систем. Но несмотря на это, США и европейские страны защищают их. Хуже того, эти наполненные деньгами и ваххабитской идеологией государства превращаются в очаги мирового терроризма. Тем не менее, ни один министр иностранных дел в Европе и Америке не говорит о нарушениях прав человека, женщин или меньшинств в этих странах. 

Лично мне кажется, что Франция, Европа и США скоро потеряют последние остатки доверия на Ближнем Востоке. Я даже считаю, что вооруженные группы, которые сейчас получают поддержку Запада, повернутся к нему спиной сразу по приходу к власти.

Многих людей в Ливане и на Ближнем Востоке искренне удивляет то, что Франция, Европа и США оказались по одну сторону баррикад с исламским экстремизмом и даже «Аль-Каидой», выступая против Башара Асада. Сейчас нам нужно ответить на такой вопрос: как получилось, что Запад и «Аль-Каида» по факту стали союзниками в борьбе против Башара Асада? 

- Сейчас Франция возглавляет Совет безопасности ООН. Начнет ли она действовать или так и останется пассивной в сирийском вопросе?

Мне кажется, что французской дипломатии стоило бы сыграть роль посредника между сирийской оппозицией, с одной стороны, и сирийским режимом - с другой. Тем не менее, у меня нет уверенности в том, что эта дипломатия в настоящий момент способна сыграть подобную роль: пусть Франция сейчас и возглавляет Совет безопасности, в прошлом она уже занимала радикальные позиции и поддержала сирийскую оппозицию за границей, которую представляет расположившийся в Стамбуле Сирийский национальный совет. Что еще хуже, Франция заявила (вспомните о последних выступлениях министров иностранных дел и обороны) о поддержке Свободной сирийской армии, причем речь идет как о политической, так и военной помощи (в плане средств связи и разведданных).

Амин Элиас - специалист по современной истории из Университета Мейна

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.