Если Иран станет обладателем ядерной бомбы, это изменит геополитическую ситуацию на всем Ближнем Востоке. Но соглашение Ирана со странами «шестерки», и особенно США, о замораживании ядерной программы изменит ее в не меньшей степени. Оно приведет к росту иранского влияния в стратегически важных районах и изменит расклад сил на всем Ближнем Востоке.

Сближение Ирана и США не стало неожиданностью для стран ближневосточного региона. Наоборот, будет странно, если переговоры Ирана со странами «шестерки», продолжающиеся в течение этого месяца, провалятся. Сейчас кажется, что стороны достигли почти полного взаимопонимания, возможно, вопреки их собственному желанию.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини (Federica Mogherini), выступая на межпарламентской конференции в Риге несколько дней назад, заявила, что «хорошее соглашение (с Ираном) — в пределах досягаемости». Она уточнила, что до него осталось сделать всего несколько шагов: «Для того, чтобы пройти это расстояние, необходимы политическая воля, а также решение некоторых технических формальностей». Она также сообщила о том, что переговоры будут продолжаться в ближайшие две недели, и выразила надежду, что они приведут к заключению политического соглашения в конце этого месяца. Ее иранский коллега Мохаммад Джавад Зариф в свою очередь заявил, что на переговорах в Швейцарии был достигнут «существенный прогресс». Накануне этих переговоров госсекретарь США Джон Керри посетил Эр-Рияд, чтобы обсудить детали соглашения и убедить Саудовскую Аравию и других членов Совета сотрудничества стран Персидского залива в том, что его подписание не повлияет на региональную безопасность и не усугубит другие проблемы региона, во главе которых, безусловно, находится растущее влияние Ирана.

Пока участники переговоров с оптимизмом смотрят в будущее и ожидают заключения соглашения, иранские войска продолжают победно шествовать по странам региона: Йемену, Ираку, Сирии. Создается впечатление, что судьба этих государств стала предметом торга и разменной монетой на переговорах Ирана со странами Запада. Он согласился пойти на уступки только за определенное «вознаграждение», и в настоящее время стороны просто обсуждают его объем. «Технические формальности» и задержка в заключении соглашения связаны с необходимостью успокоить иранское и американское общественное мнение и убедить иранцев отказаться от своего национального права на разработку ядерных технологий. Все заверения Вашингтона в прозрачности сделки с Ираном, которые он предоставил монархиям Персидского залива и некоторым другим арабским странам, выглядят весьма неубедительно. Складывается впечатление, что США попросту закрывают глаза на многое из того, что происходило и продолжает происходить в регионе.

Самый яркий пример — это Ирак. Несколько месяцев тому назад администрация Барака Обамы заключила с Багдадом (то есть с Тегераном в его лице) сделку: в обмен на помощь международной коалиции в борьбе против ИГИЛ премьер-министр Нури аль-Малики отправился в отставку, было создано правительство национального единства, в которое вошли сунниты, и, кроме того, суннитские воинские формирования были допущены до участия в борьбе с исламистами.

Правда, если внимательно посмотреть на то, что происходит в Тикрите, картина станет совершенно иной. Руководство военной операцией по освобождению города американцы отдали в руки шиитской милиции «Хашид Шааби», численность которой в два раза превосходит численность иракской регулярной армии. А иранские СМИ постоянно говорят о роли Корпуса Стражей исламской революции (КСИР) и лично командующего силами «Аль-Кудс» Касима Сулеймани в проведении этой спецоперации и предрекают, что вслед за Тикритом настанет очередь Мосула. При этом ни сунниты, ни американцы, ни арабы, участвующие в международной коалиции, ни разу не высказывали опасений, что в результате идущих в Ираке боев религиозные противоречия, существующие в иракском обществе, разрастутся лишь еще больше. А между тем, согласившись на участие Ирана в коалиции, Америка повторяет ту же ошибку, которую она уже однажды совершила, когда вторглась в Ирак, свергла режим Саддама Хусейна, а затем вывела из Ирака свои войска. Многие эксперты полагают, что именно эти действия США зажгли искру, из которой разгорелось пламя конфессиональных конфликтов во всем регионе.

Совсем иная картина складывается в захваченном хуситами Йемене. Здесь Запад и не думает поддержать миссию Специального советника ООН по Йемену Джамаля Беномара или помогать политическим элитам в создании временного правительства, а также проведении голосования. Ситуация в Сирии ясно указывает на то, что Америка и Европа отказались от своих международных обязательств и отдали бразды правления в руки Ирана и России, чьи действия привели к развязыванию кровавой войны. История не знала подобных примеров. От всего Леванта, включая северные и западные провинции Ирака и крупнейшие сирийские города Дамаск и Алеппо, скоро камня на камне не останется.

События, разворачивающиеся в нескольких странах региона, вернее в «четырех арабских столицах», которые Тегеран считает зоной своего влияния, указывают на то, что Иран всерьез намерен активизировать там свою деятельность и усилить свое влияние через заключение ядерных договоренностей. Новые «партнеры» Ирана могут придать легитимный характер его деятельности в арабских странах. Это похоже не сильно беспокоит американцев, но вызывает серьезную тревогу у арабских государств.

И американцы, и арабы понимают, что одни военные учения в Персидском заливе, а также воинственные и агрессивные заявления не помогут Ирану доказать, что он является единственной региональной державой, способной навязывать свою волю соседям. Холодная война Ирана со странами Персидского залива доказала, что военная мощь не является залогом политического успеха. Исламской республике не хватает развитой экономики, как в свое время ее не хватало Советскому Союзу. Отсутствие этого важнейшего фактора ускорило поражение СССР в «звездных войнах» с Рональдом Рейганом и усилило удар от падения цен на нефть в современной России, создав серьёзную угрозу для экономической и социальной безопасности страны и усилив негативные последствия введения санкций. Тем не менее Иран не готов отказаться от своих политических целей из-за какого-то экономического фактора. Поэтому его оппонентам следует прекратить делать вид, что ничего не происходит, и обратить внимание на то, как разворачиваются события на арабской земле. И особенно на то, что происходит в Ираке, от которого отказалась Лига арабских государств. который покинули американцы, и судьбу и будущее которого сегодня решает Иран.

В распоряжении Ирана есть и другое оружие. Он уже давно пытается разыграть палестинскую карту. Не советуясь с арабами, Иран решил стать главным борцом с Израилем и регулярно провоцирует его очередными ракетными испытаниями в непосредственной близости от израильских границ на территории Ливана или Газы.

После окончания войн в Афганистане и Ираке Иран также стал вкладывать ресурсы в еще одну сферу, справедливо решив, что они принесут ему крупные дивиденды в долгосрочном периоде. Я имею в виду поддержку Ираном арабских религиозных и идеологических организаций, занимающих прочное положение в арабских обществах и действующих на легальной основе. Речь идет о шиитских партиях, вооруженных силах и партизанских отрядах в Ираке, правящем режиме, вооруженных силах и «Народной армии» алавитов в Сирии, «Хезболле» в Ливане и хуситах в Йемене. От Ирана можно потребовать вывести свои войска из этих стран, но как быть с местными проиранскими силами, выступающими за создание ядерного оружия и присутствие Ирана в арабских государствах и, в частности, в четырех столицах? Выдворить их из их собственных стран не удастся, они являются их частью, и играют не меньшую роль, чем демографический или военный факторы. Рассчитывать на ослабление этих сил или на то, что Иран перестанет оказывать им помощь, также не слишком дальновидно.

Одной из стратегических целей США на Ближнем Востоке в последние 50 лет было не допустить лидерства ни одной из региональных держав, так как это могло повредить американским интересам, то есть, в первую очередь, угрожать безопасности Израиля и ограничить доступ к нефтяным месторождениям. Но с подписанием ядерного соглашения с Ираном это положение может измениться. Администрация Барака Обамы крайне заинтересована в том, чтобы остановить развитие ядерных технологий в Иране, невзирая на тот потенциальный вред, который может принести подписание подобного соглашения. Она продолжает настаивать на замораживании производства ядерного оружия и прекращении гонки вооружений в регионе, так как ядерное оружие, попав в руки террористов, может привести к событиям, не менее катастрофическим по своим масштабам, чем атаки 11 сентября 20001 года.

Американская администрация конечно, понимает, что стабильность на Ближнем Востоке крайне важна для безопасности всего мира. На сегодняшний день все основные международные конфликты, кроме украинского и суданского, происходят на территории стран Ближнего Востока. Поэтому американцы пытаются всеми возможными способами обеспечить эту стабильность и надеются, что заключение соглашения с Ираном остановит гонку вооружений в регионе, причем не только традиционных, но и ядерных. Потому что нет никаких гарантий, что в случае успеха Ирана в создании ядерной бомбы арабские страны и Турция не захотят последовать его примеру и стать обладателями ядерного потенциала. Но для того, чтобы прекратить гонку вооружений, недостаточно просто заморозить ядерную программу Ирана. Это лишь первый шаг, совершенный с позволения стран Персидского залива. С точки зрения арабов, распространение иранского влияния а регионе — фактор, вызывающий куда более серьезную тревогу. Под золой тлеет огонь, и меч поднят перед решающим сражением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.