Постепенно настроения в латвийском обществе меняются. На голодный желудок, как известно, думается легче. И картинка проясняется все четче: кто желает Латвии действительно добра, а кто тянет ее на дно. Многие начинают связывать надежды на спасение страны с Россией. Наш собеседник — руководитель партии Rīcība и евроскептик Нормунд Гростыньш.


Торговать, а не воевать!

 

— Европа понемногу оправляется от кризиса. А у нас свет в оконце даже не виден. И следующий год для Латвии будет очень тяжелым. Экономика, как известно, — составляющая политики, поэтому возникают большие сомнения в том, что с нынешней политической властью Латвия сможет как–то выкарабкаться из ямы…

 

— Сейчас у власти те же политические силы, которые за прошедшие 20 лет и привели страну к краху. Тот же самый Репше подписывал договоры с ЕС, в которых для нас определены крайне невыгодные условия, приведшие к ликвидации сахарной промышленности и многих предприятий Латвии с потерей десятков тысяч рабочих мест. И Латвия сейчас пожинает плоды этой политики предательства интересов страны.

 

— В чем же выход? Бизнес–консультант Айнар Комаровский, российский экономист Вазген Авакян на страницах "Вестей" видят выживание бывших союзных республик в союзе с Россией. По словам Айнара, это — единственное спасение для Латвии, потому что "латыши развивались и выживали только с Россией, а погибали, когда отворачивались от нее"…

 

— Думаю, что хорошим отношениям с Россией мы должны были уже давно поучиться у Финляндии. Несмотря на то, что Финляндия подверглась нападению со стороны сталинского СССР, потом она успешно торговала с Советским Союзом, а теперь — с Россией. Хотя у финнов есть и были причины для исторических обид, но они на этом не концентрировались, а все внимание уделяли конструктивному и серьезному развитию отношений со своим соседом. Это, несомненно, и привело Финляндию к экономическому расцвету. У нас же все наоборот: когда надо было воевать — мы торговались, а когда пришла пора торговать, мы стали вдруг воевать, развязав свою холодную мини–войну с Россией.

 

Почему же так случилось? Конечно, к политике Евросоюза, которая проводилась на территории Латвии, мы можем предъявлять серьезные претензии. Но такого идиотизма, что творят правящие, даже Евросоюз себе не позволял и не собирался этого делать. А ведь Россия — это стабильный партнер, что на прошлой неделе подтвердил и наш комиссар ЕС Андрис (???) Пиебалгс, не замеченный в особых симпатиях к восточному соседу.

 

— Да, он признал, что Россия выполняла все до единого договоры с ЕС. Более того, ЕС сейчас все теснее сотрудничает с Россией. А Латвия продолжает занимать, мягко говоря, странную позицию: Россию представляют в образе врага, который покушается на бедную беззащитную Латвию. Этот образ усиленно культивируется латышской прессой, и сквозь эту стену буквально не пробиться. Вот ведь и Айнар Шлесерс после своего весьма успешного визита в Москву заявил, что хватит "лаять на Россию", пора укреплять бизнес–контакты, что, возможно, и станет спасительной соломинкой по выходу из кризиса. Но многие ли услышали его призыв?

 

— Меня буквально поразило, что о поездке Шлесерса я узнал только в личном разговоре с атташе по экономическим вопросам посольства Латвии в Москве. И я обратил внимание, что в латышских СМИ ничего не было об этом, а потом появилась небольшая заметка на интернет–портале Apollo о том, что в Москве будет открыто "Лидо", и — все!

 

Подобная ситуация, но в ином ключе была во время войны с Грузией. Телевизионная программа "Панорама" — одна из самых популярных на латвийском телевидении — в день открытия Олимпийских игр, когда Грузия напала на Южную Осетию, предоставила слово экс–министру иностранных дел Пабриксу. Он заявил, что Россия без малейшей причины напала на невинную Грузию. Как реагировать обычному латышскому зрителю, который не смотрит Би–Би–Си или российские телеканалы? Он должен ужаснуться: вот, нам же не зря твердили о коварстве и агрессивности России…

 

— Как ты думаешь, это политический заказ правящей верхушки? Политцензура своего рода?

 

— Конечно. Но она осуществляется не в том виде, как во времена Советского Союза, когда из газет цензоры вычеркивали нежелательные строчки. Цензура идет на уровне отбора кадров, отбора тем и отработки определенного политического заказа, который хорошо оплачивается. А в случае с "Панорамой" ложь еще и оплачивается за счет наших налогов.


Власть сменят


— Кому выгодна такая политика?

 

— Не латвийскому народу и даже не Евросоюзу. Скорее всего, это выгодно закомплексованным реваншистам, которые вынуждены были бежать в свое время с фашистскими войсками из Латвии, как та же Вайра Вике–Фрейберга. Или указивки идут из всяких фондов соросов–моросов… Вся латвийская верхушка в той или иной степени была связана со старым республиканским руководством США, т.е. с тем руководством, которое втащило Соединенные Штаты в Ирак и Афганистан и от которого американский народ отказался, избрав президента–демократа Обаму. Так что с новым руководством США у верхушки Латвии, думаю, будут очень сложно идти дела. И усилиями Евросоюза и новой администрации США нынешнее руководство Латвии будет меняться. Просто нам создадут такие условия (положение будет все ухудшаться), что мы это руководство сами скинем.

 

— Айнар Комаровский для представителя титульной нации предлагает довольно неожиданные идеи: отказаться от мифа об оккупации, разделения людей на граждан и неграждан, сотрудничества с НАТО и ЕС. И покаяться перед Россией за постоянные плевки в ее сторону, наладить самые тесные контакты с Россией и Белоруссией во имя спасения отечества, свободы, национальной культуры и языка. Как ты относишься к этим идеям?

 

— Я думаю, что надо идти по тому пути, по которому пошли прагматичные силы, которые находятся у власти в Рижской думе, — объединение Шлесерса и "Центра Согласия". То есть надо просто налаживать в первую очередь экономические отношения, а остальное, думаю, приложится. Я бы посоветовал "Центру согласия" воздерживаться от резких движений в решении национальных вопросов. Это очень деликатная сфера. Но институт негражданства, конечно, надо ликвидировать. Это вообще бред полный… Что же касается закона о госязыке, то сейчас, наверное, трогать его было бы рискованно.

 

— В то же время "тевземцы" хотят пробить перевод всего образования на госязык, и министр образования Коке в этом им абсолютно не противоречит. Так что "тевземцы" на следующих выборах в Сейм все равно постараются разыграть национальную карту, как и нововременцы в союзе со своими бывшими однопартийцами. Не получится ли, что в Латвии весь пар уйдет в свисток? Трезво мыслящие люди поговорят–поговорят, что надо бы с Россией налаживать тесный контакт, а следующие Сейм и правительство будут мало отличаться по окраске от нынешних?

 

— Положение с Рижской думой, уверен, ярко продемонстрировало, что изменения будут серьезными, хотя, может быть, не столь радикальными, как в столице. Что же касается русского образования, то его трогать ни в коем случае нельзя. Здесь та же Рижская дума могла бы выделить побольше средств для рижских школ. Недавнее закрытие десяти школ, большинство из которых являлись русскими, как мне кажется, было поспешным. К слову, именно русские школы — в отличие от латышских — в большей мере сохранили традиции советского образования, когда хорошие знания могли получить практически все, а не только дети богатых родителей. Вот поэтому те силы, которые хотят, чтобы общество в Латвии было малообразованным и не думающим, хотят теперь разгромить и русское образование.

 

— А твоя партия по национальному признаку отражает национальный состав страны?

 

— Да. И внутри партии у нас реальное двуязычие. Поэтому у нас не только листовки, но и все партийные документы на двух языках.

 

— А готовы ли воспринять идеи Комаровского латыши?

 

— Пока он опережает латышское общественное мнение, ведь Айнар, с которым я знаком давно, все–таки интеллектуал и аналитик. И, на мой взгляд, у него все же довольно пессимистичный взгляд на развитие отношений с Западом.


— Ласковый теленок, как говорится, двух маток сосет. Ведь не обязательно отказываться от сотрудничества с Западом, из ЕС теперь вряд ли и выпустят. А вот связи с НАТО, может, как–то ограничить? Не посылать своих солдат умирать непонятно за что в Ирак, Афганистан?

 

— Конечно, пора это прекратить. Все эти военные операции, включая последнюю авантюру с Грузией, это — работа администрации Буша. И ни один здравомыслящий политик (в отличие от наших) не поехал в Грузию, чтобы высказать солидарность с политикой "пожирателя галстуков". К слову, эти кадры Би–би–си, на которых Саакашвили нервно жует свой галстук, никогда не показывали по латвийскому телевидению.

 

Русофобия — это катастрофа!


— В прошлом номере "Вестей" в интервью с Вазгеном Авакяном есть такой призыв: "Очнитесь же вы, наконец, господа русофобы! В первую очередь население планеты сократят за счет таких, как вы, — беззащитных бестолочей и неумех, которые ничего, кроме как гуманитарную помощь жрать, делать не умеют. За вас, бежавших из русского дома, никто ведь не вступится". Это к тому, что у пресловутого Римского клуба есть идеи сократить население планеты "до разумного" с помощью тех же искусственно запущенных эпидемий… А территория Латвии — лакомый кусок. Ее ведь можно заселить своими людьми, не прибегая к войнам?

 

— Международные эксперты, видно, не случайно иногда путают Балтию с Балканами. Потому что, глядя на нашу кривую смертности и рождаемости, они говорят: ну, это нормально, у вас же война, а во время войны так и бывает… Потому что такая демографическая ситуация характерна для стран, которые вовлечены в военный конфликт или переживают гражданские войны.

 

— Ну, эта война называется "русофобия". Недаром говорят, что человек, который постоянно живет прежними болями, расковыривая свою рану, занимается самоуничтожением…

 

— Да, вопрос в ценностях и ориентации. Без войны мы теряем сотни тысяч человек. Люди или умирают, или бегут из страны. У нас происходит фундаментальная катастрофа.

 

— У тебя, наверное, хватает знакомых, которые уехали за границу?

 

— Из моих сокурсников по Латвийскому университету я знаю много людей, которые являются высокопоставленными менеджерами в крупнейших западных компаниях. Единственное, что их связывает с Латвией, — родители, которым они купили квартиры в престижных районах Риги. Понятно, что эти люди уже не вернутся. У них обустроена жизнь, дети учатся в престижных школах и вузах. Это же не министр экономики Латвии, который никогда в жизни не сможет работать в западной компании, он даже трех слов по–английски связать не умеет. По сравнению с ним его предшественник Слактерис со своим одиозным "насинг спешиал" ("ничего особенного") — просто интеллектуальный гигант…


— Знакомая рассказывала, что ее подруги–чиновницы (конечно, из титульных) за чаепитием шутят: "Скорее бы нас Россия оккупировала". В каждой шутке, как говорится, есть доля шутки…

 

— А вспомним недавний призыв к Швеции, чтобы она оккупировала Латвию. Под ним в Интернете подписались около 10 тысяч человек! Хотя экономически мы уже во многом стали придатком Скандинавии. И все иллюзии насчет "добрых шведских времен" вскоре окончательно рассеются. То же самое вступление в ЕС также было обосновано желанием, чтобы нами кто–то управлял извне. Местные, мол, не справились, давайте отдадим власть Брюсселю. Но пожелавшие себе доброго царя как–то забыли, что тот же Брюссель станет управлять Латвией прежде всего в своих интересах. Что и происходит…

 

— Так о какой же советской оккупации можно говорить, если все в это время в Латвии развивалось?

 

— Уж не Латвии предъявлять счет России. Советский Союз вкладывал сюда в сотни раз больше, чем ЕС. Дороги были в порядке, заводы строились, все работало…


— Праздники песни проводились…

 

— Еще какие! Помню сотый юбилей латышских праздников песни, в 1973 году. Никогда прежде и после таких пышных торжеств не было. Да, пели некоторые песни на языках народов СССР. Ну и что! Так интересно же было! Я сам выступал с эстрады Межапарка перед аудиторией в 20 тысяч человек. Есть что вспомнить!