Что-то все-таки пошло не так. Словосочетание «член Рийгикогу» в народе стало почти ругательным. Услышать в адрес народных избранников добрые слова удается редко. Людей раздражают их высокая зарплата, система компенсации расходов, рекордно короткие заседания парламента и тысяча других мелочей.

Я согласен, что где-то была пересечена запретная грань. Как я могу уважать члена Рийгикогу, который годами пользовался услугами Tulika Tak­so, чтобы проехать 400 метров от своего дома на Тынисмяги до здания парламента на Тоомпеа.  Ну и что с того, что путь домой спускается с горки Тоомпеа вниз?

Или возьмем последнюю реформу зарплат членов Рийгикогу, под которой большинство партий подписалось, на мой взгляд, «воровато». И это в ситуации, когда каждую неделю добавляется 2500 новых безработных, а президент говорит, что нам необходимо обозначить новые цели.

Может быть, это и есть «новая цель» нашего парламента — обеспечить себе до 2014 года зарплату, превышающую, грубо говоря, на шесть с половиной тысяч ту, которую они получали бы по старой системе.

Еще год назад, когда шли разговоры о том, что зарплата членов Рийгикогу повышается в период, когда у всех других доходы снижаются, участники событий оправдывались тем, что так предусмотрено законом.

Но как только, согласно закону, возникла угроза, что зарплаты понизятся, закон быстро изменили. И если даже спикер парламента Эне Эргма говорит, что размер зарплаты в 52 855 крон — не самый удачный вариант, но при этом все же за него голосует, значит, в парламенте настал момент, когда о чувстве справедливости и государственной солидарности не может быть и речи. Их просто нет. И точка.

Как могут относиться 170 000 человек, живущих в Эстонии за чертой бедности, к разговорам депутатов, получающих ежемесячно вместе с компенсацией расходов 70 000 крон, что на меньшую сумму им не прожить? Если бы 101 депутат нашего парламента оказался на рынке труда в условиях свободной конкуренции, то зарабатывать 70 000 из них могли бы не больше пары десятков человек. Многим не предложили бы и половины этой суммы.

Если в Рийгикогу заседают в качестве замещающих лиц политические пешки, собравшие на выборах по 300 голосов, трудно ждать от них глубоких мыслей и высоких идей. Существует выражение, что парламент отражает совесть народа, но я не верю, что его можно применить к Эстонии.

С нашим парламентом нужно что-то делать. Разочарование уже давно приняло такие масштабы, что в здравоохранении это явление назвали бы общегосударственной эпидемией. Но помогает ли кому-нибудь констатация того факта, что король голый? Жизнь в безопасной оболочке кажется вполне естественной, но реальность такова, что хочется во все горло звать на помощь.