Произошло символическое событие. Президент Затлерс побывал в России с официальным визитом.

Само собой разумеется, Затлерс, хотя и ставит подписи под документами наравне с Медведевым, погоды не делает. Всю подготовительную работу с латвийской стороны выполняют послы и министры иностранных дел, не говоря уже о разных двусторонних комиссиях. В парламентской республике дипломатическая роль президента не особенно велика. Важно, однако, другое. Латвийские президенты уже ездили в Россию, но впервые такой визит не был приурочен к 9 мая и не ограничивался кулуарными беседами, а имел подчёркнуто-самостоятельное значение. Это, следовательно, что-то вроде установления дипломатических отношений. Так сказать, "примите уверение в нашем почтении". Вот почему, вместе с практическим значением, поездка Затлерса приобрела значение символическое.

Но такой визит следовало нанести ещё в первые дни существования Латвийской республики. Вполне естественно, когда новообразованное государство поскорее устанавливает контакты с соседними правительствами. В годы ельцинского правления это можно было осуществить довольно легко, поскольку латвийским правителям не приходилось ждать каких-либо "контрпретензий" от своих российских коллег.

Один немецкий социал-демократ сказал приблизительно сто лет тому назад: "Большая или меньшая "гениальность" отдельных правителей играла роль в политике лишь настолько, насколько они умели более или менее понять неизбежный ход вещей; тем самым - по латинской поговорке - она (т.е. "гениальность") делала возможным для них добровольно следовать велениям судьбы вместо того, чтобы тащиться за нею против воли".

В этом смысле начальники латвийской дипломатии "гениальностью", конечно не обладают. Уже сколько раз капитаны латвийского предпринимательства, как и их представители из прессы, давали понять, что им хочется видеть Латвию нейтральной страной, эдакой Швейцарией, делающей деньги на всех соседях без разбора. Уже сколько раз латвийская экономическая элита заявляла, что её коммерческие интересы простираются в восточном направлении. И что же?

Целые годы правительство потратило, чтобы обострять отношения с "диктатором" Лукашенко. Но материальные интересы властно расставили всё по своим местам. Достаточно сделать над собой маленькое усилие, - и вот уже Лукашенко из "второго Сталина" превращается во "второго Пиночета", а к Пиночету сторонники "экономического либерализма" всегда относились с добрыми чувствами. Как-никак, крепкий хозяйственник!

Много сил было затрачено, чтобы покрепче поссориться с правителями России. Теперь Затлерс едет в Москву и везёт за собой целую делегацию капиталистов и мэров (вернее, это они везут его за собой). Интерес латвийских коммерсантов к российскому рынку огромный. А если им приходится прибегать к помощи президентского визита, это значит,   накопилось достаточно вопросов и проблем, которые им не давали решать частным образом. В итоге с Затлерсом едет целая толпа, как "Великое посольство" с Петром I.   

"Никсон в Китае" - так называлась опера композитора Адамса, не лишённый насмешки отклик на визит президента США Никсона в маоистский Китай. В начале 70-х годов поездка Никсона в "коммунистический Китай" выглядела важным символом, а не только дипломатическим манёвром. О приключениях латвийской внешней политики тоже можно уже написать целую развесёлую оперу. Зигзагообразные движения латвийской дипломатии оставляют комическое впечатление.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.