Об информационных войнах стали активнее говорить два десятилетия назад, а сегодня информационная агрессия уже стала реальностью. Она может принимать разные формы, а агрессор способен сохранять анонимность, но зачастую можно догадаться, кто стоит за конкретным информационным выпадом.

Информационная война является разноплановым понятием. Одна из её традиционных составных частей – пропаганда, которая появилась задолго до того, как была сформулирована концепция самой информационной войны. Особенно ценили эффективность пропаганды в фашистской Германии и сталинском СССР. Пропагандистскую атаку легко выявить, т.к. для её проведения обычно используются СМИ. Этот тип информационной войны один из известных экспертов в данной области Г. Почепцов назвал «войной за человеческий разум».

Сегодня в информационных войнах всё чаще используются современные информационные технологии. Кибернетические атаки когда-то казались фантастикой, однако сейчас они уже расцениваются как реальная угроза безопасности и благополучию человека. У них есть вполне конкретная цель – уничтожить определённую информацию и систему связи (например, между военными подразделениями) или воспользоваться ими в своих целях.

Литва как часть ЕС и глобального информационного пространства также нередко становится жертвой информационной агрессии. Её угрозу усиливают разногласия Литвы (и не только) с Россией в вопросах оценки исторических событий и процессов. Например, достаточно крупный скандал возник 14 июня 2004 г. В Литве это День траура и памяти репрессий, а по российскому Первому (балтийскому) каналу в этот день была показана передача, в которой отрицалась оккупация страны 1940 г. (31 августа тот же канал показал схожую по содержанию передачу).

Пропагандистская атака на Литву была организована и после падения в Шакяйском районе осенью 2005 г. российского истребителя Су-27. Тогда была попытка с помощью высказываний в российских СМИ официальных представителей России создать образ «неправовых» действий Литвы, а пилот истребителя В. Троянов изображался чуть ли не героем (oднако, когда его пропагандистская роль была сыграна, он был уволен из вооружённых сил).

Интересен и другой пример. Летом 2008 г. Сейм Литвы принял закон, который приравнял советскую символику фашистской и запретил её публичную демонстрацию. Тогда же литовский интернетный сегмент lt. был атакован хакерами. Результат атаки – около трёхсот испорченных литовских сайтов, на которых взломщики выложили советские символы и оскорбительные высказывания на русском языке (т.е. был причинён реальный материальный и моральный ущерб их владельцам и пользователям). Анализ произошедшего позволяет сделать вывод, что за атакой стояли хакеры из России. Больше того, звучали предположения, что её организовали российские спецслужбы, однако доказать это практически невозможно. Как в книге «(Не)явная война» написал М. Мартишюс, вышеупомянутая атака была совершена через серверы во Франции и Швеции.

Наконец, нельзя не упомянуть об истории с бронзовым солдатом в Эстонии весной 2007 г. Тогда руководство страны приняло решение о переносе памятника из центра Таллинна на военное кладбище и тут же подверглось пропагандистскому и виртуальному нападению (были взломаны сайты различных эстонских институтов власти), а на улицах столицы начались беспорядки. Нет сомнений, что в качестве организаторов атаки выступили российские хакеры, однако опять же трудно сказать, были ли они представителями спецслужб или проявили личную «патриотическую» инициативу.

Указанные случаи напоминают не столько системную войну, сколько точечные террористические акты. Иными словами, сегодня информационный терроризм более распространён чем долгосрочная информационная война. Конечно, понятия «информационного терроризма» и «информационной войны» по сути являются синонимами, однако их всё же целесообразно отделять. Это помогает точнее идентифицировать угрозу и понять, что терроризм (пусть и информационный) представляет собой реальный вызов безопасности любой страны (в том числе Литвы).

Актуальность атак в информационном и виртуальном пространстве в будущем однозначно будет только возрастать. Важный шаг на пути признания приносимого ими серьёзного ущерба собирается сделать Америка: в Конгрессе идёт обсуждение законопроекта о кибернетической безопасности, в соответствии с которым кибернетические атаки на страну будут приравнены к военным действиям, и ответ на них сможет быть не только виртуальным, но и реальным с использованием военной силы. Хотя пока информационная война и информационный терроризм не являются способом лишения человека жизни, нельзя сказать, что в будущем атаки подобного рода останутся бескровными. Уже сегодня широко обсуждаются возможные последствия хакерского вторжения в систему управления аэропортом или АЭС. Завтра эта гипотетическая угроза может стать жестокой реальностью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.