Очередной кризис в отношениях Беларуси с Советом Европы показывает, что ныне для белорусского руководства пребывание вне рамок европейского ценностного и правового поля представляется более комфортным. Гипотетическое же вхождение в европейскую организацию расценивается как угроза.

В первой половине 1990-х годов сотрудничество с Советом Европы вошло в число важнейших приоритетов внешней политики Беларуси. 16 сентября 1992 года она получила статус специально приглашенного в Парламентской ассамблее Совета Европы, в марте 1993 года подала заявку на прием в организацию в качестве полноправного члена.

Эксперты Совета Европы помогали белорусским юристам разрабатывать национальную конституцию, которая была принята 15 марта 1994 года. Представители Совета Европы активно работали с депутатами Верховного совета Республики Беларусь 12-го и 13-го созывов, наблюдали за президентскими и парламентскими выборами в 1994 и 1995 годах.

Во второй половине 1990-х годов отношения Беларуси с Советом Европы ухудшились. В 1996 году Совет Европы осудил изменение белорусской конституции, обратив внимание на то, что поправки, инициированные президентом Александром Лукашенко, приводят к нарушению базовых принципов демократии. Однако в Минске позицию Совета Европы демонстративно проигнорировали. В ответ 13 января 1997 года ПАСЕ приостановила статус специально приглашенного для Беларуси.

До середины 2000-х годов структуры Совета Европы отказывались поддерживать диалог с официальным Минском и не направляли наблюдателей на белорусские парламентские и президентские выборы. Некоторые послабления в начале нынешнего десятилетия были сделаны лишь для депутатов Национального собрания. Их стали приглашать на заседания ПАСЕ в тех случаях, когда обсуждалась белорусская проблематика.

21 сентября 2001 года Комитет министров Совета Европы определил условия нормализации отношений с Беларусью. К таким условиям были отнесены свобода слова, создание равных условий проведения избирательных компаний всеми кандидатами, пересмотр функций и полномочий парламента, освобождение политзаключенных, введение моратория на смертную казнь.

В том же году структуры Совета Европы разработали пошаговую стратегию для Республики Беларусь, увязав нормализацию отношений с конкретными шагами белорусского руководства по восстановлению демократических стандартов в стране. В январе 2002 года стратегию утвердила ПАСЕ.

Однако появление стратегии не привело к существенному улучшению отношений между Беларусью и Советом Европы. В 2000-х годах ПАСЕ неоднократно констатировала удручающее состояние с демократией и свободой слова в белорусском государстве. Много внимания Совет Европы уделял проблеме исчезновения в Беларуси в 1999-2000 годах нескольких известных персон, выступавших против политики Лукашенко.

Официальный Минск воспринимал призывы и действия Совета Европы с раздражением. В ноябре 2001 года Александр Лукашенко заявил, что Совет Европы и его Парламентская ассамблея остаются «заложниками своих решений пятилетней давности» и игнорируют изменения в Беларуси, направленные на демократизацию страны. В ноябре 2003 года тогдашний вице-спикер нижней палаты белорусского парламента Владимир Коноплев заявил, что Национальному собранию вообще не нужен статус специально приглашенного в ПАСЕ.

В марте 2006 года Лукашенко в очередной раз призвал Совет Европы отказаться от политики двойных стандартов в отношении Беларуси и заявил, что членство России в Совете Европы не дает россиянам ничего, кроме проблем. Тем самым он достаточно отчетливо обозначил свою позицию по отношению к европейской организации.

Во второй половине 2000-х годов Совет Европы стал проявлять заинтересованность в расширении контактов с Беларусью, в том числе с властями. Во многом этот интерес был вызван осложнением белорусско-российских отношений в 2007-2008 годах.

Желание развивать диалог было высказано во время визита в Беларусь тогдашнего председателя ПАСЕ Рене ван дер Линдена в январе 2007 года. Находясь в Минске, тот заявил, что хочет донести информацию о европейских ценностях, и в очередной раз подчеркнул, что основными условиями для развития диалога являются изменение белорусского избирательного законодательства, свобода СМИ, освобождение политзаключенных и создание условий для развития гражданского общества.

В октябре 2007 года страну посетил спецдокладчик ПАСЕ по Беларуси Андреа Ригони. После изучения ситуации он предложил Совету Европы вести с Беларусью пошаговый диалог, подключив к нему не только оппозицию, но и власти.

Последовав этим рекомендациям, Совет Европы в начале 2008 года пригласил в Страсбург депутатов Национального собрания. Приглашенные парламентарии выразили готовность поделиться с ПАСЕ опытом белорусского государства в области межрелигиозного диалога и миграции, борьбы с коррупцией и торговлей людьми. В ноябре 2008 года в Палате представителей Национального собрания была сформирована группа по осуществлению контактов с ПАСЕ.

В июне 2008 года ПАСЕ призвала Евросоюз снизить стоимость виз для белорусов. Осенью того же года структуры Совета Европы отметили некоторый прогресс в проведении парламентских выборов, хотя в целом оценили их скептически. В декабре Конгресс местных и региональных властей Совета Европы принял решение о предоставлении статуса наблюдателя Совету по взаимодействию органов местного самоуправления при Совете Республики Национального собрания.

В 2009 году диалог между Советом Европы и официальным Минском активизировался. В марте и июне в Беларуси побывали с визитами председатели Комитета министров Совета Европы — министр иностранных дел Испании Мигель Моратинос и министр иностранных дел Словении Самуэль Жбогар. В феврале Минск посетил председатель комиссии ПАСЕ по политическим вопросам Горан Линдблад. В августе прошлого года в Минске на базе Белорусского государственного университета был открыт информационный пункт Совета Европы.

23 июня 2009 года Парламентская ассамблея Совета Европы призвала Бюро ПАСЕ восстановить статус специально приглашенного для Беларуси, увязав этот шаг с требованием ввести мораторий на смертную казнь.

Однако это пожелание не исполнилось. Официальный Минск в принципе не исключал введения моратория, но явно не спешил.

Разногласия между сторонами по вопросу смертной казни привели к тому, что ПАСЕ отказалась восстановить статус специально приглашенного для Беларуси. Официальный Минск со второй половины прошлого года также снизил интерес к сотрудничеству с европейской организацией.

Как следствие, на сегодня отношения между Беларусью и Советом Европы, по сути, вернулись в то состояние, в котором они пребывали до середины 2000-х годов.

29 апреля ПАСЕ приняла резолюцию, которая предусматривает приостановление контактов с Беларусью на высоком уровне. В документе указано на недостаточный прогресс в области соответствия стандартам Совета Европы. Подчеркивается, в частности, то обстоятельство, что недавно «в атмосфере секретности» были приведены в исполнение два смертных приговора.

Итак, Совет Европы в очередной раз отказался от диалога с белорусскими властями, а Минск в очередной раз уличил организацию в проведении политики двойных стандартов и стремлении руководствоваться устаревшими стереотипами.

В целом же очередной кризис в отношениях Беларуси с Советом Европы показывает, что осложнение белорусско-российских отношений автоматически не приводит к росту проевропейских устремлений в среде белорусского правящего класса. Ныне Беларусь продолжает находиться вне рамок европейского ценностного и правового поля.

С точки зрения белорусского руководства, это положение является вполне нормальным, поскольку позволяет сохранить политическую модель, основы которой были сформированы в предшествующем десятилетии и закреплены на протяжении нынешнего десятилетия.

Мотивации к изменению такого поведения не просматривается. В Минске продолжают надеяться, что европейцы будут вынуждены признать белорусские внутриполитические реалии. Правящие верхи рассматривают Совет Европы как бесполезный орган, который способен только создавать проблемы для входящих в него государств.

Однако хотя Совет Европы занимается преимущественно правовыми и гуманитарными вопросами, членство в нем позволяет сделать национальное законодательство более совершенным, повышает политическую и правовую культуру в обществе и способствует формированию атмосферы доверия в отношениях между различными государствами Европы.

В этой связи стоит заметить, что в прошлые годы в России и Украине неоднократно звучала критика в адрес организации и высказывались мнения о нежелательности пребывания в ее рядах. Однако в последнее время таких высказываний стало гораздо меньше, а заявлений о пользе пребывания в Совете Европы — гораздо больше.

К слову, в нынешнем году российские представители в Совете Европы впервые отказались от безоговорочной поддержки белорусского политического режима и раскритиковали его руководство за политику в отношении польского меньшинства, невысокую конкуренцию на местных выборах, создание препятствий для российского телевещания.

Также необходимо отметить и то, что пребывание Беларуси вне рамок Совета Европы не будет способствовать расширению ее диалога с ЕС, поскольку подобный диалог все же немыслим без усвоения европейских базовых ценностей и правовых стандартов. Одной венесуэльской нефти для успешного налаживания сотрудничества с Европейским союзом будет недостаточно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.