Чем ближе президентские выборы, тем меньше времени у оппозиции, чтобы договориться о процедуре определения единого кандидата. Ситуация близка к тупиковой, так как фактически каждый оппозиционный блок настаивает на выгодном для своего лидера варианте и не готов отказаться от него в пользу другого.

Такая ситуация чревата не столько конкуренцией оппозиционных лидеров непосредственно на выборах и разрывом электората, сколько неспособностью разрозненных оппозиционных групп сформировать в обществе единый протестный импульс, без чего, в свою очередь, любая попытка опротестовать результаты выборов с помощью улицы будет обречена на провал.

Свои варианты определения единого кандидата предлагают Рада белорусской интеллигенции, Белорусская Христианская демократия. Объединенные демократические силы еще в прошлом году пытались запустить первичные выборы. Серию «круглых столов» по выходу на единого кандидата пробуют провести ряд политиков, не имеющих сильной блоковой поддержки (Статкевич, Ярошук, Борщевский). Но эти предложения не получили всеобщего одобрения и пока могут рассматриваться исключительно как внутренние для каждого отдельного блока процедуры.

Определенную гибкость пока проявила только БХД, попытавшаяся на базе собственного варианта определения единого кандидата сформировать такую процедуру, которая бы учитывала и иные предложения.

Изначально БХД предлагала избрать единого кандидата простейшим путем — по массовости инициативной группы. То есть тот, кто соберет наибольшее количество своих сторонников, и становится единым, а все остальные к нему присоединяются. В новом предложении БХД этот вариант стал лишь частью процедуры избрания единого кандидата.

Всего же в предлагаемой БХД процедуре определения единого кандидата три пункта. Первый из них фактически повторяет предложения Рады белорусской интеллигенции и строится на субъективных оценках кандидатского потенциала группой экспертов, второй — самой БХД (массовость), третий — ОДС (праймериз).

На каждом этапе претендентам будут начисляться баллы, а набравший по итогам наибольшую сумму и станет единым кандидатом. Не останутся не у дел и проигравшие. Претендент со второй суммой баллов сформирует и возглавит предвыборный штаб, а третьему «призеру» выпадет укомплектовать теневое правительство и руководить им. БХД, кстати, предлагает в ходе избирательной кампании единого кандидата сделать ставку именно на раскрутку теневого правительства, как реальную иллюстрацию программы перемен. 

Определенная политическая гибкость, стремление перейти от монологов к полемике, демонстрируемое, в частности, БХД, может говорить о том, что в стане оппонентов режима еще не все так запущено, как кажется сторонним наблюдателям. И, возможно, это, в конце концов, принесет результат.

Но вместе с тем есть ощущение, что на старт президентской кампании оппозиция пытается выйти через линию финиша.

За спорами о процедуре избрания единого кандидата, как кажется, оппозиция упускает более важную проблему — стратегию участия в выборах. Возможно, этот вопрос постоянно оттягивается, выносится за скобки умышленно, так как предполагает решения, ответственность за которые взять на себя готов далеко не каждый.

Ведь фактически особого выбора у оппозиции нет. Если она действительно ставит перед собой цель бороться с режимом, а не имитировать эту борьбу, то в сегодняшних условиях вариантов может быть только два — либо бойкот, либо площадь. Всё, что между этими вариантами априори проигрышно и будет только на руку действующей власти.

И лишь после того, как оппозиция, хотя бы наиболее крупными структурами и блоками, договорится о стратегии, тогда появится смысл в определении конкретного человека, который возьмется эту стратегию перенести с бумаги в реальность.

Сегодня же белорусская оппозиция демонстрирует не поиски методов борьбы за власть, а борьбу за внутреннее лидерство, любой исход которой ничего для для решения главной задачи не даст.

Если оппозиции не удастся объединиться, выработать общий сценарий, выдвинуть единого кандидата, то, по мнению политолога Валерия Карбалевича, это будет означать, что «политическая оппозиция трансформируется в диссидентское движение», так как, отмечает эксперт, если партия перестает бороться за власть, «то это уже не политическая структура, а объединение правозащитников».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.