В Астане состоялась встреча Сергея Мартынова и Хиллари Клинтон. Каковы причины этой дипломатической неожиданности? Что означает совместное заявление о поддержке строительства АЭС в Белоруссии? Происходит ли принципиальный сдвиг в отношениях между Белоруссией и США?  На эти вопросы отвечают политолог Андрей Федоров и научный сотрудник зарегистрированного в Литве Института политических исследований "Политическая сфера" Сергей Богдан. Ведущий – Валерий Карбалевич.

Почему встретились Мартынов и Клинтон?

Карбалевич: Встреча министра иностранных дел Белоруссии Сергея Мартынова и госсекретаря США Хиллари Клинтон стала почти что дипломатической сенсацией. Белорусские власти уже используют ее в качестве предвыборного пиара. А что подтолкнуло США к этой встрече с министром, который представляет «последнюю диктатуру Европы», аккурат перед президентскими выборами?

Федоров: Действительно, встреча неожиданная. Особенно с учетом того, что почти за два года деятельности нынешней американской администрации никто из руководителей страны (имею в виду: президент, вице-президент, госсекретарь) публично ни словом не вспоминали Белоруссию. Причина в том, что США сильно беспокоит проблема распространения ядерного оружия в мире. А в Белоруссии имеется высокообогащенный уран. Она якобы собиралась передать его России, но потом все прекратилось. Сейчас США использовали то, что Минск ищет контакты с Западом, и старается решить эту проблему. Вашингтон не упустил возможности прицепить к этой проблеме вопрос демократии в Белоруссии. Насколько можно понять, белорусский уран будет вывозиться в Россию. А США будут оказывать техническую и финансовую помощь в этой операции.
Богдан: Белорусскому руководству нужно внешнеполитическое признание режима и президентских выборов, которое не будет полным без положительного отношения США. Официальному Минску нужно было найти товар, который заинтересует Соединенные Штаты. И такой товар был найден. Этот высокообогащенный уран не имеет большой ценности для Лукашенко (я не говорю о государстве), но имеет большую ценность для США. И произошло взаимное согласие. Для США важно то, чтобы Белоруссия не занималась этой технологией в дальнейшем.

Для чего США поддержали строительство АЭС в Белоруссии?

Карбалевич:
Что означает тезис в Совместном заявлении глав внешнеполитических ведомств о поддержке США строительства АЭС в Белоруссии?

Федоров:
Полагаю, что этот тезис появился с подачи официального Минска. Это демонстрация в сторону России, что на ней свет клином не сошелся. Мол, у нас есть другие возможности для реализации этого проекта. Москве будет неприятно, что ее главный оппонент в ядерных вопросах поддержал Беларусь.

Карбалевич:
Мотивы Минске понятны. А зачем это США?

Федоров:
А США от этого ни жарко, ни холодно. Им нетрудно сделать такое заявление. Но понятно, что никаких реакторов, как об этом не говорили СМИ, ни исследовательских, ни тем более энергетических, во всяком случае, бесплатно, в Белоруссию поставлять не будут.

Богдан: Это такое очень дипломатичное заявление, которое по-разному можно понимать. Добавлю к словам г-на Федорова, что Белоруссия не получит от США реактора вообще, так как у нее нет денег. Единственное, что от США можно получить - экспертную помощь МАГАТЭ. Думаю, что этот тезис должен украсить основной вопрос заявления. Дело в том, что Белоруссия имеет тесные контакты с Ираном. И если этот белорусский уран и технологии его получения появятся у Ирана, то для США возникает проблема глобального масштаба. Поэтому для США это очень важный вопрос.

Карбалевич:
Если бы США хотели купить этот уран в политическом смысле, они бы отменили санкции в отношении белорусских предприятий.

Происходит ли принципиальный сдвиг в отношениях между Белоруссией и США?

Карбалевич:
Отношения Белоруссии с США улучшаются, ухудшаются или сохраняется статус-кво?

Федоров:
Шаг навстречу друг другу состоялся, но говорить о тенденции к улучшению рано. Ведь проблема демократии и прав человека очень важна для США. Многое будет зависеть от того, как пройдут президентские выборы.

Карбалевич:
Здесь существует еще одно обстоятельство. Встреча Мартынова и Клинтон состоялась за три недели до президентских выборов. Формально говоря, после 19 декабря в Белоруссии возможно будет новый президент, правительство. Тогда какой смысл о чем-то договариваться с нынешним руководством? Но тот факт того, что эта встреча состоялась, говорит, что США делают ставку на действующего руководителя?

Богдан:
Наверное, нет сомнения в том, кто останется у власти после выборов. Я не вижу тенденции к стабильному улучшению двусторонних отношений.

Федоров:
В ходе недавнего визита в Минск заместитель помощника госсекретаря США Рассел он заявил, что с точки зрения Соединенных Штатов никаких подвижек в сторону демократии во внутриполитической жизни не происходит. Поэтому послаблений со стороны США ждать не приходится.

Перевод: Светлана Тиванова