Склонному к деспотизму президенту Белоруссии Александру Лукашенко в очередной раз грозят санкции европейских стран за самые вопиющие из допущенных им нарушений прав человека, и теперь он пытается вывернуться из самой неприятной дипломатической передряги, случавшейся с ним за все шестнадцать лет правления. И, несмотря на жесткие выражения Европы в его адрес, судя по всему, он сорвется с этого крючка. Лукашенко вновь ведет себя примерно и, что еще важнее, разыгрывает свой козырь: он — жертва агрессии со стороны России. Уловка, судя по всему, сработает  — и не в первый раз.

Причиной же затруднения, в которое попал Лукашенко, стали выборы, прошедшие 19 декабря прошлого года. Западные наблюдатели ждали, не позволит ли себе человек, известный как последний диктатор Европы, хоть немного демократии. Поначалу его поведение выглядело обнадеживающе. К предвыборной кампании было допущено девять его противников, которым даже был выделен доступ на государственное телевидение — неслыханное прежде дело! Но, как сказал один видный западный дипломат, общаясь с нашим изданием накануне выборов: «Настоящая проверка настанет, когда он [Лукашенко] победит, а оппозиция попытается опротестовать результаты выборов». Эту проверку Лукашенко не прошел однозначно.

Семь из девяти кандидатов на пост президента были арестованы в ночь выборов, когда было объявлено о победе Лукашенко с огромным результатом в 80% голосов. Четверым кандидатам угрожает срок до 15 лет за «подстрекательство к беспорядкам» во время жестоко подавленного милицией ночного массового уличного протеста. Некоторые из них были избиты милиционерами. Многих студентов, вышедших на митинг той ночью, отчисляют из их учебных заведений, а европейские наблюдатели, не признавшие выборы легитимными, уже выдворены из страны. Но худшее даже не в этом.

После ареста одного из лидеров оппозиции Андрея Санникова и его жены-журналистки Ирины Халип власти обратили внимание на их трехлетнего сына Данила. 23 декабря представители властей посетили детский сад, куда ходит мальчик, и сообщили его бабушке, что в случае, если государство признает ее неспособной обеспечить уход за ребенком в нужном объеме, то опекунских прав ей не видать. «Я не вожу его пока в садик, потому что боюсь за него, вдруг там будут обыски», — пожаловалась нам из Минска 74-летняя Люцина Халип. Телефонный разговор с ней состоялся в среду, через несколько минут после того, как в ее квартире завершился второй за две недели обыск — власти ищут улики против нее.

Поскольку все эти случаи злоупотребления властью были освещены в прессе, в частности, в статье в New York Times за 9 января, Европарламент на своем заседании 12 января, темой которого была ситуация в Белоруссии, высказался в адрес ее президента более чем неодобрительно. Угрозы изоляции страны и новых санкций против ее правительства кажутся все более реальными, учитывая, что Россия не сделала никаких попыток заступиться за Лукашенко.

Это был удар. За несколько дней до голосования Лукашенко получил личное одобрение премьер-министра России Владимира Путина, и две страны наконец решили вопрос с поставками нефти, который давно отравлял их отношения. Но 1 января поставки нефти были все еще, а от Белоруссии требовалось доплатить еще сотни миллионов долларов. Мало того, Путин еще и не счел нужным поздравить Лукашенко с переизбранием.

Все это снова поставило Белоруссию перед ее привычной дилеммой: давят как с Запада, так и с Востока, и Лукашенко выбрал быструю перебежку к Западу. На прошлой неделе министр иностранных дел Сергей Мартынов посетил столицы европейских государств, пытаясь исправить положение, а государственное телевидение возобновило нападки на Россию. В документальном фильме, показанном 9 января, главный канал государственной пропаганды обвинил русских провокаторов в разжигании послевыборных митингов и заявил, что у Лукашенко не оставалось иного выбора, как подавить лидеров оппозиции, которым была предоставлена материальная помощь и человеческие ресурсы из Москвы. Короче, Лукашенко давит на жалость.

«Но Белоруссия — твердый орешек. Именно так она уже не раз выскальзывала из клещей, которые образовали Восток и Запад», — считает минский политолог Александр Класковский. Например, в 2006 году, после предыдущего переизбрания Лукашенко, тоже прошла волна политических репрессий, убедившая Европу в необходимости наложить на членов его правительства в тот год экономические санкции и запрет на въезд в Европу. Но двумя годами позже Лукашенко уже демонстрировал неповиновение Москве и приверженность Брюсселю, и многие из тех санкций потихоньку рассеялись, а диалог с Западом вновь оказался открыт. «При всем гневе Европы, это снова сработает. Не проводя никаких реальных политических реформ, Лукашенко просто покажет, какой он добрый, — отпустит часть политических заключенных, облегчит долю их семьям. Европа решит, что прогресс состоялся уже достаточный, и диалог с ним возобновится».

В январе состоится голосование Европарламента по резолюции относительно Белоруссии, и Лукашенко достанется много нелестных замечаний, но все решения по санкциям должны пройти через Европейскую комиссию, а в ней ряд стран под руководством Италии уже считает, что он заслужил передышку. «Думаю, грядут серьезные дебаты между теми странами, которые хотят продемонстрировать верность демократическим ценностям, и теми, которые придерживаются так называемого прагматического подхода,— прокомментировал ситуацию в своем интервью нашему изданию Матьяш Эрши (Matyas Eorsi), венгерский политик, бывший с 2001 по 2009 год лидером Альянса либералов и демократов для Европы (ALDE), крупнейшей фракции в Европейском парламенте. — Но проблема всегда остается в том, чтобы держать Белоруссию подальше от России. Прагматизм заключается именно в этом, потому что толкать Белоруссию в руки Путина — это огромная ошибка», — добавил он. Однако гораздо большей ошибкой будет ждать мирной жизни для белорусской оппозиции — теперь, когда Лукашенко снова вышел сухим из воды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.