Январь 2011 года. Сотрудники польского консульства в белорусском Бресте занимаются рутинным уничтожением старых документов: недействительные визовые анкеты, счета и т.п. Документы несекретные, поэтому процедура проходит в котельной, за стенами консульства.

Внезапно в помещение входят сотрудники белорусской милиции и КГБ. Они заявляют, что у поляков нет разрешения на сжигание документов, и что они загрязняют окружающую среду. Начинается потасовка. Возникает суматоха.

«Не исключено, что сотрудники КГБ забрали тогда часть документов», - говорит нам польский дипломат, работающий в Белоруссии. Он просит не называть его имени, так как МИД не хочет афишировать это дело.

Генеральный консул Польши в Бресте Анна Новаковска (Anna Nowakowska) подтверждает лишь то, что инцидент имел место. «Подробности я сообщить не могу», - заявила она. Могли ли быть изъяты какие-то документы? Новаковска: «По заявлению присутствовавших там лиц, нет».

Дело оказалось важным, так как на основании документов на бланках и с печатями польских консульских отделов в Белоруссии, местные спецслужбы фабрикуют фальшивки, которыми пытаются заинтересовать польские СМИ. Первая партия подобных документов попала в Польшу в марте, вторая – два дня назад.  

В обоих случаях механизм был одинаков: копии подлинных документов из посольства в Минске и консульских отделов были перемешаны со сфабрикованными «дипломатическими депешами». В марте они касались того, что Польша якобы финансировала массовые акции в Белоруссии. Сейчас сфабрикованные депеши направлены на компрометацию семьи белорусского корреспондента Gazeta Wyborcza Андрея Почобута - узника режима Лукашенко, а также одного из сотрудников консульского отдела в Гродно.

К этому прилагалось несколько десятков страниц финансового отчета посольства Польши в Минске, старые визовые заявления, материалы на тему стипендий для белорусских поляков и тренинга, который проводила в Минске «Солидарность». Эти копии подлинных документов должны были придать фальшивкам достоверность. 

«Это очередной вброс белорусских спецслужб. Мы уже в марте передали эти документы Агентству внутренней безопасности (ABW). То, что к фальшивкам прикладывались подлинные документы, вызывает обеспокоенность», - сообщил пресс-секретарь МИД Марчин Босацкий (Marcin Bosacki).

По данным наших источников в Агентстве внутренней безопасности, документы были либо украдены до их уничтожения, либо белорусские спецслужбы взломали электронную почту польских консульских отделов или МИД. 

О втором варианте свидетельствует тот факт, что у консульства в Бресте не было доступа к финансовому отчету посольства в Минске. Он, впрочем, тоже кажется отчасти поддельным. Кроме записей о расходах на продукты и канцелярские товары, там содержится информация о счетах на крупные суммы за обеды с активистами польских организаций, с которыми борется режим Лукашенко.

Документы сопровождались анонимным письмом о том, что дипломаты в Белоруссии «транжирят деньги».

Пресс-секретарь Агентства внутренней безопасности Катажина Конецпольска-Врублевска (Katarzyna Koniecpolska-Wróblewska) отказалась сообщать что-либо об этом деле. Она также не сообщила, сколько следствий ведет контрразведка в связи с деятельностью белорусских спецслужб в Польше.

«Польша для Белоруссии – главный враг. Белорусская разведка ведет здесь широкомасштабную деятельность, в основном против оппозиционеров, которые нашли у нас убежище. Компрометация эмиграции и оппозиции внутри страны – это основная цель КГБ», - полагает офицер Агентства внутренней безопасности.

Спецслужбы Белоруссии предпринимают в Польше попытки вербовки сотрудников. В феврале 2008 года был задержан офицер отдела Агентства внутренней безопасности в Белостоке. В 2009 году Gazeta Wyborcza (соавтором текста был Андрей Почтобут) писала о том, что КГБ в Гродно получило из Польши данные на тему тысяч мелких торговцев, которые получили возврат НДС, покупая товары в Польше. Материалы использовались для шантажа торговцев денежными штрафами. По мнению наших информаторов, эти люди могли впоследствии быть привлечены к сотрудничеству.