После более чем двухмесячного эксперимента на финансовом рынке власти Белоруссии признали необходимость девальвации национальной валюты. Согласно источникам, принято решение снизить от 24 мая официальный курс рубля на 56% - до 4930 рублей за доллар с нынешних 3155 рублей.

Явного результата от мер по запоздалому выводу из тупиковой ситуации население пока не почувствовало: валюта в обменных пунктах не появилась, работа компаний-импортеров парализована, ажиотаж на продукты и товары не спадает. Страна по инерции продолжает жить в условиях множественности курсов - официального, коммерческого, межбанковского и наличного курса черного рынка, по которому торгуют валютчики.

Премьер-министр Михаил Мясникович признал, что обещанные Белоруссии 3 миллиарда долларов за 3 года из антикризисного фонда ЕврАзЭС - это не те средства, которые смогут стабилизировать ситуацию на валютном рынке. И заверил, что правительство и Нацбанк совместно выработают «дорожную карту», чтобы постепенно выйти на унифицированный курс. При этом главная задача - сбить повышенный спрос населения на иностранную валюту.

Однако, считает экономический обозреватель Константин Скуратович, за прошедшее время люди перестали доверять как банковской системе, так и власти вообще. Поэтому в эффективность любой «карты», предложенной правительством, он не верит: «Как в такой ситуации кому-то доверять? В частности, какое доверие может быть к банковской системе? Если кто-то брал, например, долларовый или другой валютный кредит или брал взаймы даже у знакомых. Ну, как теперь его отдавать? А те просят. О каком доверии тут можно вести речь? Это пирамида, которая наконец зашаталась...»

Корреспондент: «... и по идее должна была рухнуть. Но с учетом обещанного миллиардного кредита ситуацию можно исправить?». «Сюда требуются уже десятки миллиардов долларов. Белорусская экономика неэффективна, она всегда жила за счет преференций, которые получала извне - то от Международного валютного фонда, то от России. А сейчас, по большому счету, и не надо никаких санкций. Не дать просто денег - и всё. Посадить на голодный паек, и экономика покажет всю свою «эффективность».

Эксперты считают, что полностью решить проблему можно было в самом ее начале. Однако вместо предложенной МВФ незначительной девальвации в пределах 10-15% тот же глава Нацбанка Петр Прокопович заявлял: пока главным финансовым ведомством руководит он, не будет даже 5-процентного обесценивания рубля. В результате рынок и без санкции властей обвалил рубль на 50%, а на черном рынке падение превысило 100% по сравнению с официальным курсом.

Как говорит экономист Александр Соснов, в этой ситуации удивляет позиция Александра Лукашенко. Глава страны делает вид, что лично он никакого отношения к проблеме, которая на несколько месяцев парализовала национальную экономику, не имеет. И если до сих пор Лукашенко еще обещал решить вопрос сначала за несколько дней, а потом за месяц-другой, то на днях в беседе с главой правительства сказал: если потребуется президентская помощь, то, мол, не стесняйтесь, подключайте. А сегодня, пока Мясникович с Прокоповичем пытаются обуздать рубль, вообще улетел в Казахстан: «Это так и выглядит, но на самом деле он первый из тех, кто виноват в этой ситуации. Вернее, даже не первый, а самый главный - именно он. Ведь то, что происходит сейчас, прогнозировалось еще 17 лет назад - когда Лукашенко только пришел к власти, еще в первых своих заявлениях он прямо давал понять, что отказывается делать какие-то реформы. Он же тогдашнему премьеру Чигирю так и сказал: сделай так, как было при коммунистах. И сегодня мы имеем логичное завершение его пожелания. Чигирь не понравился, потому что делалось не так, как того хотел Лукашенко, и не так, как предлагал Чигирь. Потом Лукашенко сменил этих премьеров уже сколько - штук пять, наверное, - но каждому приказывал строить то, что он хотел. Ну, вот и «достоился».

Бывший премьер-министр Белоруссии Михаил Чигирь подтверждает, что все это время белорусская экономика строилась по схеме морально устаревшей плановой экономики - с огромными и неоправданными дотациями в убыточные отрасли, которые оставались под стопроцентным контролем государства: «Это точно: фактически продолжалась советская плановая экономика, которая в конце концов вышла боком. Свои предприятия не совершенствовались, а когда приходил внешний капитал, то, как правило, уходил ни с чем. Тот же «Форд» пришел, «Балтика» пришла, «Филипс» хотел придти, «Шкода» собиралась серьезно работать. Но мы отказались от этого финансирования, считали, что в мире мы самые лучшие по всем направлениям. Вот эта самоуверенность и привела к логическому результатову. К тому же добавились непомерные бюджетные расходы, огромное количество чиновников, которых нужно содержать и обслуживать, - все это тоже сложилось вместе. У нас фонтанов нефтяных нет и золотоносных жил тоже нет. Поэтому вся эта недальновидная политика, вместе взятая, и привела к полному фиаско».

Период обогащения через дешевые российские энергоресурсы не прошел для белорусской экономики бесследно. В условиях фактического дефолта в обмен на кредитную помощь Россия собирается приватизировать стратегические предприятия страны, которые приносили в бюджет валюту, и таким образом переориентировать финансовые потоки из Минска на Москву.

Перевод: Светлана Тиванова