Год после Площади - черный год. От месилова перед Домом правительства и конвейера репрессий проиграли все - и власть, и оппозиция, и общество, и Европа. Все, кроме России. Но не будем хвататься за конспирологическую версию о руке Москвы. У каждого игрока на белорусском политическом поле - своя голова на плечах. По идее ... Был ли роковым такой ужасный сюжет? История не терпит условного наклонения. Но одна вещь, когда постфактум можно сказать: мы сделали все, что могли. И совсем другое, когда, похоже, дров наломали с разных сторон.

Читайте еще: Чему могут научить белорусов российские выборы?

С моральным обликом сегодняшних правящих верхов все понятно, поэтому не будем тратить пафоса. Ради удержания власти там готовы бить по головам, ломать судьбы. Но на прошлых выборах, сорвавшись на дикую расправу, режим получил классическую пиррову победу. Катализирововав те причины, которые его наконец и похоронят.

С одной стороны, Лукашенко за этот год якобы кое-чего добился. Дубинкой подтвердил свой очередной срок, нагнал страха на общество. Свалил политических врагов: репрессии асфальтовым катком прошлись по структурам политической оппозиции, третьем секторе, негосударственных СМИ. Наконец, получена корзина пряников от Кремля: тут вам и дешевый газ (хотя на год-два) и бешеный кредит на строительство АЭС ...

Но невооруженным глазом видно, что на душе у триумфатора скребут кошки. Экономика добита до обуха, мосты на Запад сожжены (кредит от МВФ – ага, так и разогнались!), Страна закладывается в российский ломбард, Москва точит зубы... Вместе с финансами обвалилось и доверие к власти. Рейтинг Лукашенко в этом году просто пикировал – до 20,5% в сентябре согласно независимым исследованиям социологов, сейчас, наверное, еще меньше. Одним словом, режим столкнулся с невиданным кризисом внутренней легитимности, а это намного страшнее, чем резолюции-пшикалки из Страсбурга.



Неблагодарная миссия – размышлять об ошибках оппозиции, когда несколько ее лидеров терпят издевательства в тюрьме. Но без болезненного анализа не обойтись, иначе общество окончательно потеряет веру в политическую альтернативу.

Еще по теме: Белоруссия как постоянная проблема для ЕС

Посмотрим правде в глаза: во время прошлой кампании политическая оппозиция на каждой развилке выбирала едва ли не худший сценарий. И когда автор этих строк, например, из статьи в статью долбил о необходимости единого кандидата, то слышались упреки в старомодности. Мол, лучше наступать рассыпанным строем. Чем больше кандидатов, тем больше оппозиционного пиара и т.д. Отдельные партии выдвинули дублеров, первые же лица решили пересидеть... Выступающие призывали народ к решительной борьбе, твердили, что все решит Площадь, а сами считали кампанию технической и не слишком занимались сильными стратегиями. Продвинутая же часть социума в итоге оказалось больше заряженной на перемены, чем представлялось в определенных штабах.

Между тем снисходительная регистрация претендентов в кандидаты (кто не знает, что далеко не все из «счастливчиков» собрали по сто тысяч подписей) только разогрела единоличные амбиции. А ведь это была классическая «разводка»! Однако – повелись на удочку, честно говоря, предав свою совесть и доверие избирателей. Об едином кандидате действительно смешно уже стало и вспоминать. Но в итоге не оказалось и элементарного – совместного плана Площади! Кто стал инициатором рейда на Дом правительства – так и не известно до сих пор. В результате тысячи людей попали в ловушку.

Отдельные силы в лагере противников режима не скрывали намерения любой ценой сорвать признание выборов Европой. Так оно и случилось, но какой ценой? Политическая оппозиция де-факто разгромлена. Она, кажется, окончательно перестала быть игроком на внутреннем поле. Падение рейтинга Лукашенко не сопровождается ростом рейтингов оппозиционных партий или лидеров. И то, что народ не ломанулся в Народное собрание, объясняется не только страхом, но и сегодняшним тотальным скепсисом в отношении любых затей старой оппозиции с ее шлейфом поражений и растраченным моральным кредитом.

Читайте еще: Моральная пощечина белорусскому режиму


О Европе можно сказать двумя словами: ее «белорусская» политика отчасти декларативная, на самом деле своя рубашка ближе к телу. Чем меньше надежд на миссию Евросоюза касательно судьбы белорусской демократии, тем лучше. Наконец, Брюссель нам ничего не должен. Смешно думать, что бюргеры Старого света, у которых падает евро, будут заботиться о нашей демократии больше, чем сами белорусы.

Белорусы же, с одной стороны, затаились. Опровергли старую оппозиционную стратегию: вот грянет кризис – и мы въедет во власть на белом коне во главе разгневанных масс.

Некогда изрядная доля здешнего люда, потраченного постсоветскими горестями, согласилась отдать права и свободы в обмен на сытную казенную пайку. Теперь и пайка из рук вон, но хомут сбросить трудно. Идет мучительный процесс осознания, что «железная рука» всегда предлагает сделку с дьяволом. В итоге – ни свободы, ни благосостояния.

Читайте еще: Посол Белоруссии отвечает на статью в "Limes"


С другой стороны, та же площадь, а потом летние молчаливые протесты свидетельствовали, что есть в стране люди, и их немало, для которых свобода априори идет впереди колбасы. Кстати, на Площадь 19 декабря многие выходили не столько за конкретного альтернативного кандидата, сколько потому, что элементарно надоело, достала примитивная болотная диктатура, когда, по мятежным рокерам, «все стабильно, но дебильно».

Нация в значительной степени переросла дремучий колхозный режим – вот где повод для сдержанного оптимизма. Лично для меня надежда на будущее Белоруссии в первую очередь связывается с процессом переплавки единиц населения в гражданское общество. И поэтому ставка должна быть не на марше пустых кастрюль, не на голодные бунты, к которым может не дойдем никогда (и слава богу). Не разъяренные рабы, а внутренне свободные люди – вот могильщики колхозной диктатуры. И после того, как она ляснется, многим будет даже удивительно, что столько лет в центре Европы сохранялась безобразная аномалия.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.