Более ста лет назад сэр Халфорд Макиндер (Halford Mackinder) произнес знаменитые слова о том, что территории к востоку и северу от Каспийского моря могут стать "географической осью истории", выдвигая свою геополитическую теорию о евразийском "центре мира". Значительная часть этой территории соответствует месту расположения современного Узбекистана, чья значимость вновь дала о себе знать после распада многонационального советского государства.

Этот термин сейчас в равной мере применим и к Азербайджану, учитывая его роль на южном Кавказе. И вызвано это не только тем, что он обеспечивает самый надежный и самый эффективный транзит каспийских энергоресурсов на запад в Европу и за ее пределы. Однако прошлогодняя война России против Грузии и сохраняющаяся неспособность Евросоюза предоставить гарантии и финансирование, чтобы начать строительство газопровода Nabucco, вынуждают бакинских политиков пересматривать стратегическую ориентацию своей страны.

Отчасти именно по этой причине Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР) два месяца назад подписала с российским "Газпромом" меморандум договоренности о поставке азербайджанского газа в Россию по рыночным ценам. Пока это только меморандум о начале переговоров об условиях поставок и ценах. Однако эта новость, если не считать медлительности ЕС в реализации проекта Nabucco, в конечном итоге имеет прямое отношение к Нагорному Карабаху - району, который находится в окружении претендующего на него Азербайджана, а фактически является непризнанной мировым сообществом республикой. Такая же примерно ситуация складывалась 15 лет назад с поставками нефти через Чечню и Дагестан в Новороссийск.

На самом деле, Баку на этой неделе объявил, что удвоит поставки нефти в Новороссийск, доведя объемы перекачки с 25000 баррелей в день до 50000.

Пропускная способность трубопровода еще в два раза больше, и составляет 100000 баррелей в день. Это равно объему, который в конце 90-х перекачивался транзитом через трубопровод Баку-Супса, пока не открыли трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Эта нефть пойдет со старых месторождений, разработанных еще в советские времена, а не с новых, таких как Азери-Чираг-Гюнешли.

Сближение Азербайджана с Россией также до некоторой степени является ответом на подвижки в отношениях между Турцией и Арменией. Такие подвижки отчасти, хотя и не полностью, стали следствием ухода из власти бывшего руководства "туранистов" (которое стремилось оказывать помощь и развивать связи с Азербайджаном и тюркскими государствами Центральной Азии) и приходом "исламистской" партии турецкого премьер-министра Эрдогана, которая стремится повысить роль Анкары в мусульманском мире, и делает для этого конкретные шаги. Поэтому в плане геополитики Анкара больше ориентируется на те страны, которые во времена "холодной войны" назывались "южным ярусом" СССР. Сюда входят Афганистан, Иран, регионы арабского Ближнего Востока (Машрик) и Северной Африки (Магриб).

В качестве запоздалого ответа лидеры Евросоюза 20 марта, наконец, утвердили ассигнования в размере 5 миллиардов евро (1 миллиард долларов) (так в тексте - прим. перев.) на реализацию проектов энергетической инфраструктуры (а также телекоммуникаций), включая 200 миллионов евро на работы, связанные с Nabucco. Канцлер Германии Ангела Меркель вначале вообще отказывалась поддержать финансирование Nabucco со стороны ЕС под предлогом того, что на это хватит и частного капитала. В конце концов, была названа цифра 5 миллиардов евро в виде пакета экономических стимулов, значительная часть средств из которого уже была запланирована. Чуть больше трети из этой суммы пойдет на строительство соединительных газопроводов, и чуть меньше четверти - на создание соединительных линий электропередачи в рамках утвержденной в прошлом году инициативы о создании "суперсети" магистральных ЛЭП.

Одним из камней преткновения в реализации проекта Nabucco является позиция Турции. Анкара настаивает на схеме цен "нетбэк", в которой вычитаются транспортные расходы и экспортные налоги. Соответственно, она должна будет платить за газ на 15 процентов меньше, чем Европа. Это будет признанием того, что стоимость транспортировки по территории Турции для внутреннего потребления ниже по сравнению со стоимостью перекачки в Европу. Данное требование неприемлемо для ЕС, который стремится навязать Турции правила и нормы Евросоюза (речь идет об общем своде законодательных актов, который надо еще провести через турецкий парламент, или Великое национальное собрание) в качестве очередного условия для сооружения газопровода Nabucco.

Однако Германия выступает против возобновления временно приостановленных переговоров о вступлении Турции в ЕС в ответ на шаги Турции по принятию такого свода законодательных актов. Это противодействие отражает заинтересованность немецкой политической и промышленно-экономической элиты в продвижении совместно с Россией проектов "Северный поток" (трубопровод по дну Балтийского моря) и "Южный поток" (по дну Черного моря) с вытеснением проекта Nabucco, который, несмотря на многочисленные опровержения, составляет конкуренцию первым двум.

С точки зрения Баку, эти трудности усугубляют неизбежное в таких условиях толкование политической элитой Азербайджана западных разглагольствований по поводу Южной Осетии в свете неспособности Запад урегулировать карабахский конфликт. Безусловно, тот факт, что Запад не смог предложить правительству грузинского президента Михаила Саакашвили никакой ощутимой помощи, подтвердил опасения Азербайджана по поводу того, что ему не следует надеяться на будущее вступление в североатлантический альянс. Эти надежды начали гаснуть еще в 2008 году, когда НАТО отказала Грузии и Украине во включении в план подготовки к членству.

Меркель, чье геополитическое видение Европы включает исторически сложившиеся представления о согласии и даже договоре между Deutschland und Russland, выступает решительно против подключения этих стран к плану членства.

Азербайджан усвоил этот урок. За 20 лет он сумел продемонстрировать Западу свою способность быть надежным энергетическим партнером. Это стало демонстрацией идеи о "множественной трубопроводной системе" и преимуществ перспективной концепции, которую несколько лет назад принял на вооружение Казахстан, выдвинувший свою "многовекторную стратегию". Недавно по их стопам пошел и Туркменистан, стремящийся вырваться из объятий российской покупательской монополии, на которую его обрек покойный ныне туркменский президент Сапармурат Ниязов.

Время бежит быстро, и западным странам надо успеть выполнить то обещание, которое они давали Баку к своей собственной выгоде для корректировки стратегической ориентации Азербайджана. Все это будет иметь серьезные последствия не только для южного Кавказа, но и для более широкого каспийского региона в целом.

Доктор Роберт Катлер выпускник Массачусетского технологического института и университета штата Мичиган. Он вел научно-исследовательскую работу и преподавал в университетах США, Канады, Франции, Швейцарии и России. В настоящее время он является старшим научным сотрудником Института европейских, российских и евразийских исследований Карлтонского университета в Канаде, а в частном порядке ведет консультативную работу по целому ряду направлений.

Обсудить публикацию на форуме

___________________________________________________________

Центральная Азия и американо-российская 'перезагрузка' ("World Politics Review", США)

Американо-иранское сотрудничество: Nabucco как стимул ("World Politics Review", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.