Мою страну признали Россия, Никарагуа и Венесуэла. А в долгожданном докладе Евросоюза, который вышел недавно, прозвучало заявление о том, что любое признавшее нас государство нарушает закон.

Вы можете спросить, почему я с таким оптимизмом, даже с уверенностью говорю не только о том, что независимость Абхазии гарантирована, но и о том, что мы преуспеем в политическом и экономическом отношении. Более того, я считаю, что это лишь вопрос времени, и нас признает большинство стран мира.

Позвольте объяснить, почему я так уверен в нашем будущем.

Самое главное, я уверен в этом потому, что наша независимость основана на стремлении к справедливости, свободе и демократии для всего абхазского народа. Я верю в то, что сказал Мартин Лютер Кинг в своем прозвучавшем на весь мир заявлении: "Арка истории длинна, но она склоняется в сторону справедливости".

Выступая против нашего искреннего стремления к свободе, грузинские руководители выдвигают формальную юридическую претензию, заявляя о "территориальной целостности". Их притязания основаны главным образом на радикальном национализме и на браке по принуждению, который навязал абхазам Сталин в 1931 году.

Во-вторых,  несмотря на войну и блокаду, мы существуем как независимое государство уже 16 лет. Это большое достижение, на которое упорно не обращают внимания западные друзья Грузии.

В-третьих, мы обладаем значительным потенциалом как нация, имея мощную этническую самобытность и солидные экономические возможности. Мягкий климат Абхазии и удобное географическое положение на побережье Черного моря превращает ее в привлекательное место для туризма и в торговый перекресток между Европой и Азией. Мы с нетерпением ждем того момента, когда сможем принять тысячи гостей во время зимних Олимпийских игр в городе Сочи, находящемся от нас всего в тридцати километрах к северу.

В-четвертых, наши люди снова улыбаются. Они больше не носят военную форму и не чистят регулярно свое оружие. Они больше не надевают траурные одежды. Они верят в будущее для себя и своих семей.

И наконец, у нас есть уверенность, потому что закончилась безысходность. Мы можем ждать столько, сколько нужно, чтобы мир взялся за ум.

История учит нас, что те, кто выступают против борьбы за независимость, никогда не считают ее законной. Это верно в отношении войны за независимость США. Это верно в отношении сегодняшней Абхазии. Пока мы создаем нашу демократию и нашу экономику, Соединенные Штаты и Европа строят свою политику по отношению к нам на ложном фундаменте.

В опубликованном недавно докладе ЕС делается вывод о том, что прошлогоднюю войну начала Грузия, уничтожая без разбора мирное население Южной Осетии в ходе жестокого и внезапного наступления в нарушение норм международного права. Но многих представителей Запада больше волнует законность нашей независимости, нежели коварное и ненужное нападение Грузии на мирное население.

Возможно, такие взгляды не должны вызывать удивление. Интеллектуалам "холодной войны", чьи идеи доминируют в Вашингтоне и Брюсселе, нет дела до Абхазии и абхазов. Откровенно говоря, им нет дела и до грузин. Эти люди проявляют внимание лишь к тому, что хорошо или плохо для России, которую они ненавидят.

Как ни парадоксально, но именно эти интеллектуалы, журналисты и лидеры, на которых они оказывают свое влияние, резко критикуют нас за помощь и поддержку, получаемую от России.

Один мой товарищ рассказал мне реплику из известного американского фильма "Большой сон", когда Хамфри Богарт (Humphrey Bogart) говорит: "Знаешь, что он сделает со мной, когда вернется? Он выбьет мне зубы, а потом будет бить ногами в живот за то, что я мычу, не в силах внятно говорить". Поддерживая грузинскую политику дипломатической и экономической изоляции Абхазии, Соединенные Штаты и Европа, фигурально выражаясь, делают то же самое с нами. Они не дают нам никакого выбора, а затем критикуют нас за то, что мы сделали, дабы выжить.

Когда мировое сообщество не дает нам доступа к банковскому коду, Россия предлагает выход из положения. Когда мы лишены возможности применять международные правила железнодорожных перевозок, Россия дает согласие на управление нашими железными дорогами. Когда мы не можем послать своих тяжело больных граждан в европейские больницы, мы направляем их в Москву. Когда Грузия устраивает нам морскую торговую блокаду, товары приходят к нам по автомобильным и железным дорогам из России.

Если бы Европа и Соединенные Штаты в своей политике исходили из реальности происходящего сегодня в нашем регионе, а не из иллюзорных фантазий, что грузины когда-нибудь восстановят свою "территориальную целостность", то они признали бы существование дипломатического пути компромиссов и гуманных действий, который выгоден всем людям Кавказа, вне зависимости от их этнической принадлежности.

В первый раз я баллотировался на пост президента четыре года назад, выступая в ходе гонки против пророссийского кандидата. Но я невыразимо благодарен России за ее поддержку в этот критический момент в нашей истории. Однако, как и другие абхазы, я бы с радостью воспользовался возможностью строить нашу экономику при поддержке других государств. Мы независимая страна, и мы не согласны на будущее в качестве подмандатной территории любого другого государства.

Я призываю Соединенные Штаты и Европу присоединиться к нам в поиске мирного пути продвижения вперед. Ничто не может заставить нас вернуться под власть грузинских националистов и деспотов.

Мы убеждены, что справедливость со временем будет к нам благосклонна. Но это могло бы произойти намного быстрее при наличии мудрого международного лидерства.

Сергей Багапш - президент Республики Абхазия. До избрания президентом в 2005 году он руководил энергетической компанией. Багапш баллотируется на второй президентский срок.