Союзница ли нам Россия? Этот вопрос, пожалуй, всегда был актуален для Армении. Однако в последнее время он звучал в армянском обществе и политических кругах все чаще. И не только потому, что в своей политике Россия не всегда или не в достаточной степени учитывала интересы Армении. К примеру, та же ситуация с закрытием контрольно-пропускного пункта "Верхний Ларс" продемонстрировала, что "Москва слезам не верит", даже если речь идет о "слезах" такого надежного союзника, как Армения, на территории которой дислоцирована единственная в Закавказье российская военная база.

В искренности союзнического отношения России к Армении заставило усомниться еще и сильное потепление отношений Москвы с Баку и Анкарой. Постоянно заявляя о том, что Армения является ее стратегическим партнером в регионе, Россия в прошлом году таким же стратегическим партнером объявила Азербайджан, а в этом году и Турцию – государства, ведущие откровенно враждебную политику в отношении Армении. Очевидно, что действия Москвы по сближению с Баку и Анкарой были продиктованы экономическими (энергетическими) интересами. В свою очередь новые стратегические партнеры Кремля ожидали и других форм "братания" с Россией. Они надеялись на дружбу против Еревана, совершенно не скрывая своего расчета на то, что руками Москвы удастся оказать давление на Армению. Конечно же, подобная ситуация не могла не беспокоить нас, особенно с учетом исторического опыта и современного прагматизма российской внешней политики. Однако прозвучавшее 13 января в ходе совместной с турецким премьером пресс-конференции заявление Владимира Путина в некоторой степени внесло ясность в данный вопрос.

"И нагорно-карабахская проблема, и турецко-армянская проблема являются очень сложными сами по себе, я не считаю правильным увязывать все проблемы в один пакет", - заявил российский премьер. По его словам, каждую из этих проблем в отдельности решить очень сложно. "А если мы все еще в одну кучу свалим, то тогда перспектива решения будет автоматически отодвинута на очень дальнюю перспективу", — сказал он, вновь отметив, что считает нецелесообразным с тактической и стратегической точки зрения связывать обе проблемы.

Чтобы полнее оценить значение данного заявления российского премьера, пожалуй, стоит обратить внимание на позицию Турции до и после упомянутой пресс-конференции. Так, за пару дней до этого, на пресс-конференции в Лондоне, министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил, что процесс ратификации протоколов не может иметь смысла, когда 20% азербайджанских территорий оккупированы Арменией. Он подчеркнул, что о ратификации протоколов в парламенте Турции в таких условиях не может быть и речи. Повторюсь, такова была позиция Турции до заявления Путина. А после... Турция совершает важные шаги в направлении урегулирования отношений с Арменией, заявил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая в Москве в Государственном университете международных отношений. "Ярким свидетельством тому являются подписанные в Цюрихе протоколы. С другой стороны, думаю, что оккупации азербайджанских земель должен быть положен конец", - отметил Эрдоган.

Заметьте, если в первом случае в позиции официальной Анкары употребляются такие категоричные формулировки, как "не может быть и речи" или "ратификация не может иметь смысла", то во втором очевидно явное смягчение позиции ("с другой стороны", "думаю"). Здесь уместно упомянуть и то обстоятельство, что заявление Путина во время пресс-конференции Эрдоган оставил без комментария. Промолчал. Таким образом, ясно, что слова российского премьера все-таки были услышаны. К тому же, похоже, были даже сделаны выводы. По сути Россия четко и внятно дала понять, что, даже соблазняя энергетическими и экономическими выгодами, ее нельзя превратить в дубинку для Армении. По крайней мере на данном этапе.

Наивно полагать, что подобная четкость позиции России в этом вопросе связана с ее стремлением поддержать Армению. Здесь скорее речь идет о повышении собственного авторитета, демонстрации своей воли и влияния. К тому же налицо редкий случай, когда Кремль может делать это, не раздражая Запад. Ведь о том, что армяно-турецкие и армяно-азербайджанские переговоры - это разные пакеты, неоднократно заявляли и другие сопредседатели МГ ОБСЕ - США и Франция.

Впрочем, чем бы ни был продиктован шаг Москвы, в любом случае он позитивен. Прежде всего потому, что Путин, как говорится, на пальцах объяснил Анкаре, что язык предусловий, на котором Турция пытается разговаривать с Арменией, неприемлем и неэффективен. Это то, о чем официальный Ереван говорит постоянно. Кроме того, мессидж аналогичного содержания получил и Баку. Теперь Алиеву придется думать не о том, кого бы еще просить надавить на Армению, а о том, что все-таки переговорный процесс предполагает реальные компромиссы. В итоге вышло так, что Путин подставил плечо армянской стороне. Поступил в принципе так, как поступают стратегические партнеры и союзники.

На этом фоне возникает резонный вопрос: почему бы нам не воспользоваться влиянием Кремля в решении подобных вопросов в большей мере? Почему бы нам самим не искать точки совпадения армянских и российских интересов и не инициировать активное проявление позиции России в региональных процессах? Раз уж Москва устами Лаврова в состоянии говорить о некорректности турецкой позиции, а устами Путина поучать Эрдогана, указывая ему на его же стратегические и тактические ошибки, то, может, Армении воспользоваться этим?

В конце концов, Армении ничего сверхъестественного не нужно - всего лишь напоминать Анкаре и Баку, что языком ультиматума с нами говорить не следует и питать иллюзий на предмет запугивания нас войной - тоже. И если у Еревана в силу объективных причин не всегда хватает соответствующего влияния и веса, то в этом нам вполне может помочь стратегический партнер, союзник, друг и товарищ. Как показывает опыт, он способен это сделать. Причем не жертвуя своими интересами. Возможно, визит Сержа Саргсяна в Москву как раз и призван решить подобные вопросы.

P.S. В Москве прошли переговоры президентов Армении и России Сержа Саргсяна и Дмитрия Медведева. Как сообщает News.am со ссылкой на ИТАР-ТАСС, стороны обсудили перспективы развития двусторонних отношений и урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Как заявил Медведев в начале встречи, стороны будут обсуждать текущую повестку дня - "и экономические связи, и наши контакты во внешнеполитической сфере".

Как заметил в свою очередь президент Армении, это его первый международный визит в этом году. По словам Саргсяна, "время сейчас очень подходящее и позволяет подвести итоги нашей работы по укреплению российско-армянских взаимоотношений в 2009 году и наметить новые планы на 2010 год". Саргсян особо поблагодарил главу российского государства за помощь в укреплении мира и безопасности в регионе: "Мы заинтересованы все вопросы решать мирным путем, и здесь мы не только стратегические союзники, но и, наверное, одинаково мыслим".